Инсайт. «Установка на обучение». Когнитивные карты

10.09.2016
Можно ли объяснить все виды обучения с помощью двух видов простого обучения: классического и инструментального? Во всех рассматриваемых примерах не учитывались те способности высших животных, которые называют разумом (или интеллектом). Начало этих исследований было положено работами немецкого исследователя В.Кёллера (1887—1968), когда он в 1913 г. приехал на остров Тенериф на западном побережье Африки для изучения поведения шимпанзе. Кёллер отрицал, что шимпанзе обучаются методом «проб и ошибок» в соответствии с «5-R-теорией». У него сложилось впечатление, что животное решало задачу, как если бы заранее «знало результат». Шимпанзе часто прекращала решение задачи и находилась некоторое время в состоянии «задумчивости», а затем как бы сразу правильно решала задачу. По мнению Кёллера, у животного происходило «озарение» (insight). Таким образом, согласно В. Кёллеру, шимпанзе учатся выполнять задачу не методом «проб и ошибок», а они «понимают ситуацию». Начиная с работ Кёллера, исследователи стали задумываться над тем, что для успешного решения предъявляемой задачи животное должно обладать определенными знаниями.

Важными для озарения (инсайта) являются, по крайней мере, еще два процесса: обобщение и перенос. Простой пример переноса перцептуальных характеристик — обучение обучению. Этот феномен подробно исследован американским психологом Г. Харлоу (1950). Он обучал низших обезьян (резусов) длинной серии дискриминаций, в каждой из серий использовали два объекта: под одним находилась пища, а под другим ее не было. Использованная пара стимулов в последующих сериях опыта уже не участвовала. Например, первая дифференцировка была между маленьким красным квадратом и большим голубым кругом, вторая дифференцировка — между белой линией и желтой точкой и т.д. Всего было проведено 344 дискриминации. Примерно через 300 дискриминаций животные начинали выучиваться правильным ответам с одного предъявления. Согласно Харлоу, обезьяны приобрели «установку на обучение» (learning set), научились «решать проблему». При этом на первой стадии обучения животные делали характерные ошибки, выбирая только одну сторону или при каждом новом предъявлении меняя сторону выбора и т.д., однако по мере обучения такие ошибки постепенно исчезали. Напомним, что в предыдущих главах уже обсуждалось, что все виды внутреннего торможения «тренируемы», в том числе дифференцировка.

Многие теоретики инструментального обучения считали, что животные при обучении должны совершать определенный набор движений. Однако специальные исследования показали, что в принципе это не так. Например, крысу перемещали над лабиринтом в специальном ящике с прозрачными стенками (рис. 5.18). Оказалось, что позже она более успешно обучалась в соответствующем лабиринте. По мнению Э.Толмена (1948), животное приобретало так называемую «когнитивную карту» (cognitive map) — карту знания, в которой было «указано» устройство лабиринта и какие его действия к чему могут привести. В павловской школе этот тип обучения получил название латентного. Приведем еще один пример латентного обучения. В течение 10 дней крысу помещали в лабиринт без пищевого подкрепления. Когда наконец в целевую камеру (там должна находиться приманка) этого лабиринта стали помещать пищу, крыса обучилась быстро ее находить. Предполагают, что в предшествующий период она обучалась, но обучение не проявлялось и находилось в латентной форме до тех пор, пока не ввели пищевое подкрепление.
Инсайт. «Установка на обучение». Когнитивные карты

Создают ли такие факты трудности для «S-R-теории» обучения? По-видимому, да, поскольку результаты по инсайту и латентному обучению утверждают, что обучение происходит не по принципу образования S-R-связи, а скорее приобретаются некоторые «знания» об определенной связи между событиями в пространстве и времени. Согласно И. П. Павлову, важным условием классического обучения является сочетание условного и безусловного раздражителей и образование между ними временной связи. Однако в когнитивных теориях обучения приводятся данные в пользу того, что обучение навыкам может происходить и подругам схемам. С точки зрения когнитивных теорий, условный сигнал позволяет животному только предсказать, появится ли безусловный сигнал (подкрепление). Сама будущая «условная» реакция также уже есть в репертуаре поведения животного. По мнению теоретиков бихевиоризма, различие между этими двумя теориями обучения проходит через понятия «contiguity» — стимул вызывает реакцию («S-R-теория») и «contingency» — стимул только сигнализирует о возможности подкрепления (когнитивные теории). Действительно, данные современной науки подтверждают, что механизм ассоциаций, открытый И.П. Павловым, хотя и чрезвычайно важен, но не является единственным при формировании поведения как животных, так и человека.