Социальная роль феномена внушения

12.09.2016
Феномен внушения состоит в некритическом принятии какой-либо идеи, и это нельзя связывать исключительно только с гипнозом. Внушение есть универсальное явление общественной жизни, неотъемлемое свойство любого человеческого общения. Существует два типа внушения — косвенное и прямое. Важным отличием косвенного внушения от прямого является его обоснование. При прямом внушении достаточно, например, сказать: «Откройте окно», при косвенном внушении того же содержания это оформляется в сослагательном наклонении: «He могли бы Вы открыть окно, в комнате душно».

В настоящее время не подлежит сомнению, что внушение является составной частью нормального человеческого общения. Вместе с другими способами общения между людьми внушение выполняет важные социально-психологические функции. Прежде всего оно содействует формированию общественной психологии людей, внедрению в их психику сходных взглядов и убеждений, мнений, оценок, норм деятельности и поведения; направляет и регулирует активность личности, побуждая к одним делам и поступкам и удерживая от других, способствует или препятствует использованию людьми физических и умственных сил в тех или иных видах общественной активности. Поскольку дети наиболее внушаемы, очевидна роль этого механизма в формировании личности человека.

Совершенно очевидно, что, даже вступая в общение с другими людьми, отдельная личность или социальная группа принимают далеко не все их воздействия. В процессе общения воздействиям внушения противостоит процесс контрвнушения. Контрвнушение выполняет важную социальную функцию — способствует формированию и развитию общественной психологии людей, препятствует внедрению в психологию людей социально вредных взглядов, отношений, мнений, убеждений, способов поведения и тем самым облегчает формирование и закрепление у них положительных для каждого социума качеств. «Очевидно, — писал В.М. Бехтерев, — что внушение, в отличие от убеждения, проникает в психическую сферу без активного внимания, входя без особой переработки непосредственно в общую сферу и укрепляясь здесь, как всякий предмет пассивного восприятия».

Здесь нелишне подчеркнуть, что термин «внушение» подразумевает наличие соответствующих внушаемому субъекту энграмм в его долговременной памяти. С этой точки зрения реализацию любого внушения следует рассматривать как репродукцию пережитых или известных из опыта определенных состояний психики.

По-видимому, охранительная роль внушаемости закреплена филогенетически. В этой роли внушаемость выступает в тех случаях, когда нервная система человека оказывается ослабленной каким-либо чрезвычайным воздействием (болезнью, горем, трудностью выбора). Это состояние, снижая тонус коры головного мозга, очень часто приводит к развитию ультрапарадоксальной фазы («фазы внушения», по И.П. Павлову) деятельности коры больших полушарий. В этой фазе «сильные раздражения» реального мира уступают место слабым раздражениям, идущим от слов другого человека. Характерно, что при этом в большинстве случаев «гипнотизером» оказывается другой человек, к которому обращаются за сочувствием, советом, помощью и который, как правило, не подозревает о своей роли в данный момент. Так или иначе, но во всех этих случаях внушающее действие слов бывает очень сильным. И поэтому человек, охваченный горем, всегда шел к другому человеку, и тот считал своим долгом помочь ему словом утешения, сочувствием, советом. Особенно преуспела в этом церковь. За многие века церковь сумела сделать этот механизм необыкновенно эффективным.

Другим условием, при котором внушение выступает в роли организующего и охранительного фактора, является дефицит опыта поведения в незнакомой обстановке. Поведение, в этом случае становится подражательным и, как следствие, степень внушаемости повышается. Человек вынужден воспринимать рекомендации другого человека без критической оценки, полностью полагаясь на его опыт. При этом волевые качества первого могут быть достаточно высокими, но они не включаются в систему отношений с «лидером», а направляются на реализацию действий, детерминированных инструкцией «лидера» («толпа для двоих», по З. Фрейду). Последствия такого поведения могут быть не обязательно положительными. Много таких примеров содержится в описаниях паники в критических ситуациях (при пожаре, землетрясении и т.п.), поведении больших скоплений народа (например, на стадионах, дискотеках). Пусковым психофизиологическим механизмом поведения в таких условиях чаще всего служит филогенетически древний рефлекс «следования за лидером». Актуализация этого рефлекса вызывает непроизвольное снижение сознательного контроля наличной ситуации и психической напряженности в целом. Последствия могут быть непредсказуемыми.

Много примеров внушаемости зрителей дают спортивные и театральные зрелища. Чем сильнее вовлечены зрители в действие, происходящее на сцене или на стадионе, тем больше они подвержены внушению. Это еще раз подчеркивает, что внушение является неотъемлемым свойством психики человека.

Завершая раздел, еще раз повторим, что гипноз как психическое явление известен по крайней мере с тех пор, как существует человечество. Гипноз является феноменом изменчивым, ускользающим, неуловимым и все же реально существующим. До сих пор неизвестны физиологические механизмы гипноза, нет даже критериев, позволяющих утверждать, что субъект загипнотизирован, поэтому, как утверждает известный французский теоретик Л. Черток, гипноз в наши дни не является «законченной проблемой».