История изучения структурного мозга, ответственных за память

12.09.2016
Описанная ранее феноменология служит для нейробиолога лишь отправной точкой для исследования физиологических механизмов памяти. Например, можно исследовать те структуры мозга, от которых зависит проявление феноменов памяти. На следующем этапе можно исследовать, что происходит в нейронах (изменения мембран, синапсов, синтез белков и т.п.). Вопрос о локализации психических функций был поставлен уже в XVIII в., а в начале XIX в. возникла френология — учение о локализации психических функций в головном мозге человека. Согласно этому учению, «шишки» на черепе соответствовали зонам коры, отвечающим за те или иные способности, в том числе за память. Однако такие представления носили фантастический характер и не были обоснованы научными фактами.

В 1887 г. русский психиатр С.С. Корсаков в своей ставшей классической публикации «Об алкогольном параличе» впервые описал картину грубых расстройств памяти, возникающих на почве алкогольного отравления. Он возвратился к этой проблеме в 1887 — 1890 гг. и дал развернутое клиническое описание синдрома ретроградной и фиксационной амнезии, а также привел данные морфологических исследований мозга больных, погибших от хронического алкоголизма: у них была установлена деструкция гиппокампа обоих полушарий головного мозга. Открытие Корсакова под названием «корсаковский синдром» прочно вошло в научную литературу, став исходным для большой серии последующих открытий. Однако дальнейшие исследования показали, что массивные нарушения памяти при корсаковском синдроме обычно входят в более широкий симптомокомплекс, куда, как правило, включаются общее снижение активности больного, спутанность в оценке окружающего, а иногда на ранних (или острых) стадиях развития заболевания, — и конфабуляции. Уже через несколько лет после описания корсаковского синдрома было показано, что к грубым нарушениям памяти приводят локальные поражения мозга, не обязательно коры. Так, в 1896 г. немецкий невролог Б. Гудден наблюдал при алкогольных интоксикациях, вызывающих грубейшие нарушения памяти, процессы дегенерации обоих маммиллярных тел (область заднего гипоталамуса). Позднее врачи дали описание нарушений памяти при поражении ядер среднего мозга и таламуса.

Существенным оказался тот факт, что алкогольное (или иное) отравление вовсе не является единственной этиологией массивных поражений памяти и что подобные нарушения могут быть вызваны опухолью, хирургическим вмешательством и даже экспериментальным путем. Например, американский нейрохирург П. Милнер вводил в сонную артерию больного с односторонним поражением гиппокампа амитал натрия, выключающий на короткий срок гиппокамп в обоих полушариях, и при этом наблюдал кратковременные, но грубые нарушения общей памяти. Все это дает основание предполагать, что основным неврологическим условием сохранения общей (модально-неспецифической) памяти являются указанные мозговые структуры, объединяемые в настоящее время в «круг Пайпетца». Напомним, что в состав круга Пайпетца входят гиппокамп, маммиллярные тела, ядра зрительного бугра, отделы лимбической и орбитофронтальной коры — все эти структуры связаны между собой тесными двусторонними связями. Сейчас не вызывает сомнений, что сохранность этой системы необходима для того, чтобы следы памяти не только запечатлевались, но и могли организованно воспроизводиться. Значение гиппокампа и связанных с ним образований для общей памяти стало понятнее в свете исследований, показавших, что нейроны этой структуры реагируют не на модально-специфические сигналы (зрительные, слуховые и т.д.), а на каждое изменение воздействия. Таким образом, гиппокамп является аппаратом, сохраняющим следы прошлых раздражителей и сличающим их со следами новых событий, т.е. выступает как своеобразный компаратор.

Описанные выше поражения мозга вызывают общие модальнонеспецифические нарушения памяти, проявляющиеся в невозможности удерживать и воспроизводить следы текущих событий, в какой бы части интеллектуальной сферы больного они ни проявлялись. Описаны и другие формы нарушений памяти, которые ограничиваются дефектами, относящимися к определенным сферам опыта (зрительной, слуховой и т.д.). Известно, например, что поражения в области конвексиальных отделов мозговой коры могут вызвать распад гнозиса или праксиса, речи и интеллектуальных операций, нарушить выполнение сложных программ действий. Эти нарушения издавна служили опорными для топической диагностики локальных мозговых поражений, но они не сопровождались ни общим снижением бодрствования, ни сколько-нибудь заметными нарушениями общей (модально-неспецифической) памяти.

Современные исследования на животных и клинические наблюдения за больными показали, что в процессы памяти вовлечен ряд мозговых структур (рис. 12.1).
История изучения структурного мозга, ответственных за память