Коммуникация и «язык» животных

14.09.2016
Все животные, особенно ведущие общественный образ жизни, могут сигнализировать друг другу о местонахождении пищи, наличии врага и т.д. Разные виды животных, как правило, специализированы по сенсорной модальности. Например, тактильная коммуникация хорошо развита у беспозвоночных. Так общаются между собой слепые термиты, обитающие в подземных ходах и никогда их не покидающие. Часто в качестве сигналов могут выступать химические вещества, и в связи с этим антенны многих насекомых снабжены специальными хеморецепторами. Особенно широко распространены звуковые сигналы, которыми обмениваются между собой многие виды животных. Например, самцы птиц своим пением привлекают самку и одновременно обозначают границы гнездового участка. Зрительные сигналы могут действовать лишь на небольших расстояниях, в пределах видимости. Например, так называемое «зеркальце» в виде небольшого белого пятна под хвостом у косуль и оленей, служит сигнальной меткой, за которой следуют другие члены стада, детеныши. Часто своеобразным предупреждающим сигналом может выступать раскраска животного, так называемая мимикрия. Например, безобидные цветочные мухи мимикрируют своей раскраской под осу и тем самым становятся «опасными» для птиц.

Общественные животные способны передавать не только простые (прямые, конкретные) сигналы, но также информацию в символической форме. Австрийский ученый Карл фон Фриш исследовал символический язык так называемого «танца пчел» и был награжден за эту работу в 1973 г. Нобелевской премией. Заслуга Фриша состоит в том, что он впервые стал рассматривать «танцы пчел», которые были известны очень давно, именно как язык. На рис. 17.1 показан «танец», который выполняется пчелой-разведчицей на вертикально стоящих сотах в улье. Это движение по сотам в виде восьмерки сопровождается интенсивным вилянием брюшка и вибрацией крыльев. Ось восьмерки по отношению к направлению оси гравитации указывает пчелам-сборщицам, которые наблюдают за танцем, азимут на Солнце, т.е. направление полета по отношению к Солнцу, а интенсивность вибраций сигнализирует дальность полета. Простой круговой танец пчелы-разведчицы передает информацию о том, что взяток близок, не дальше 100 м. Нужно сказать, что ученые до сих пор полностью не расшифровали язык пчел. Например, не ясно, как пчела-разведчица может сообщить о том, что взяток за холмом, и дать информацию об оптимальном маршруте.
Коммуникация и «язык» животных

Особенно большой интерес вызывает «язык» дельфинов и обезьян. Они имеют очень большой головной мозг, и это дает надежду на сходство механизма их языка с языком человека. Американские ученые В. Эванс и Дж. Бастиан работали с парой дельфинов. В первой части эксперимента обоих дельфинов содержали вместе и вырабатывали инструментальный условный рефлекс, когда светящаяся лампочка начинала мигать, нужно было нажать педаль и получить вознаграждение. Во второй части эксперимента бассейн разгораживали перегородкой, каждый дельфин занимал свою часть бассейна, и они общались между собой только звуками. Лампочка (условный стимул) была видна только одному дельфину, а вознаграждение они получали лишь в случае одновременного нажатия на педаль. Другими словами, дельфин, который видел условный сигнал, должен был передать эту информацию другому дельфину. Дельфины прекрасно справились с этой задачей, что указывает на их способность передавать новую информацию друг другу. Приведенные примеры показывают, что животные успешно могут общаться между собой, но, несмотря на все многообразие, сигналы общения можно свести к 10 категориям:

• сигналы, предназначенные половым партнерам и возможным половым конкурентам;

• сигналы, которые обеспечивают обмен информацией между родителями и потомством;

• крики тревоги, зачастую воспринимаемые животными разных видов;

• сообщения о наличии пищи;

• сигналы, помогающие поддерживать контакт между общественными животными, например перекличка шакалов или крики стайных птиц;

• сигналы-«переключатели», предназначенные подготовить животное к действию последующих сигналов — поза с прижатыми к земле передними лапами предшествует драке-игре у львов и псовых, она не встречается в других ситуациях и говорит о том, что все последующие агрессивные действия — это лишь игра;

• сигнал-«намерение», который предшествует совершению какой-либо реакции, например, перед взлетом птица совершает особые движения крыльями;

• сигналы, связанные с выражением агрессии;

• сигналы миролюбия;

• сигналы фрустрации (беспомощности).

В последнее время очень интересные данные были получены при исследовании общения человека с шимпанзе при помощи так называемых «языков-посредников». В качестве таких языков применяли три типа символов — жестовый язык глухонемых Северной Америки, специальные жетоны разной формы, которые можно было на магните прикреплять к вертикально стоящей доске, и так называемые «лексикограммы»: перед животным находилась специальная клавиатура, на которой были нанесены знаки языка (лексикограммы) и, нажимая на клавишу обезьяна видела этот знак на дисплее. Подробно об этих исследованиях можно прочитать в книге 3. А. Зориной с соавт.

Эволюционные пути человека и шимпанзе разошлись примерно 14 млн лет тому назад, но тем не менее это самый близкий сородич человека. Объем мозга шимпанзе составляет около 500 см3, т.е. примерно столько же, сколько у австралопитека. Напомним, что австралопитек исчез примерно 1 млн лет тому назад.

Дикие шимпанзе живут группами по 10 и более особей в джунглях и саваннах Западной и Восточной Африки. Их вес достигает веса взрослого человека, а возраст — 50 лет. Питаются главным образом фруктами, но иногда охотятся на теплокровных животных. Сообщество шимпанзе хорошо организовано, у них имеется большое число ритуализированных форм поведения. Общаются шимпанзе между собой с помощью жестов и мимики, тактильных и звуковых сигналов. Это и создает предпосылки для обучения их языку жестов.

В июне 1966 г. американские психологи супруги А. и Б. Гарднеры приобрели молодую самку шимпанзе и начали учить ее «говорить» на американском языке жестов — амслене. В амслене каждому слову соответствует определенный жест (рис. 17.2). Первым словом было «еще» (несколько раз свести кисти, чтобы кончики пальцев обеих рук соприкасались друг с другом). Через 5 лет, когда Уошо перевезли из Невады в Оклахомский университет в сопровождении доктора Р. Футса (ассистента Гарднеров), она знала уже 160 слов.
Коммуникация и «язык» животных

Первые попытки обучения амслену происходили по программе, основанной на методах бихевиоризма, — подкрепляли только правильные жесты. Ho оказалось, что таким способом удалось освоить единственный жест — «смешно». Однако вскоре выяснилось, что обучение может идти быстрее, если применить метод «формовки»: брать Уошо за руки и складывать их соответствующим образом. Например, левый указательный палец поперек тыльной стороны правой ладони означает «щекотать». Оказалось также, что, начиная с некоторой стадии, уже не требуется пищевое подкрепление. С позиций физиологии, метод формовки основан на принципе обратных связей, которые широко изучались в лаборатории Э.А. Асратяна.

Когда Уошо выучила 8 знаков, то начала их комбинировать. Она относила знаки не только к конкретным, но и к сходным предметам и ситуациям, т.е. проявляла определенное понимание их смысла. Например, она называла знаком «собака» представителей любых пород, в том числе и на картинках, а также собачий лай. Уошо нередко придумывала и собственные знаки, например изобрела слово для обозначения нагрудника. Вначале Гарднеры использовали для этого знак «полотенце» (палец проводит по губам, имитируя жест вытирания). Однако Уошо самостоятельно для обозначения нагрудника очертила то место на груди, куда он одевается. Интересно, что позже оказалось, что такая символика действительно существует в амслене.

В возрасте между полутора и двумя годами Уошо начала комбинировать отдельные слова и объединять несколько знаков. Например, «ты щекотать я», «открой ключ пища» (когда хотела что-то достать из холодильника), «открой ключ одеяло» (если нуждалась в одеяле) и др. К концу 3-го года обучения Уошо уверенно знала 85 знаков и регулярно пользовалась при общении с тренером комбинацией из трех слов.

Уошо успешно выдержала экзамен, во время которого она сидела перед ящиком, сотрудник открывал крышку, а Уошо должна была назвать предмет. Обезьяна успешно справилась с экзаменом, более того, она узнавала предметы даже на диапозитивах. Часть экспериментов проводили методом двойного слепого контроля: экспериментатор, который общался с обезьяной, не знал ответа на вопрос, предлагаемый ей другим экспериментатором. Обезьяна должна была назвать предмет, изображенный на слайде, и сообщить это тренеру. Один экспериментатор видел жесты обезьяны, которые он должен был расшифровать, но не видел, какие слайды обезьяне показывали. В этой ситуации Уошо правильно ответила на 92 из 128 вопросов.

Насколько то, чем владеет обезьяна, похоже на язык? Чтобы оценить это, действия Уошо проанализировали в соответствии с критериями, предложенными профессиональными лингвистами. Американский лингвист Ч. Хоккет наделяет язык семью свойствами: двойственностью (или удаленностью), продуктивностью, произвольностью, взаимозаменяемостью, специализацией, перемещаемостью и культурной преемственностью. Признаки языка: «перемещаемость» (запаздывание между восприятием стимула и реакцией может быть большим); отделение эмоциональной реакции от самой информации; возможность обращаться к событиям в прошлом или будущем; настоящий язык — это не только средство общения, но и также инструмент самопознания и исследования; из элементов языка могут составляться совершенно новые сообщения. При общении на амслене Уошо демонстрировала первые 4 признака языка. Возможно, что последний, пятый, признак для Уошо непреодолим.

Свойство перемещаемости языка позволяет человеку выйти за рамки контекста и, таким образом, отразить окружающий мир в виде символов. Этот акт требует словаря символических суррогатов для процессов и свойств окружающего мира, относительно которых становятся смещенными сами мыслительные процессы. Ключом для обретения способности создавать план действий стала перемещаемость, которая дала людям возможность «отделять» себя от непосредственных потребностей, т.е. быть менее эмоциональными.

Преимущество владения языком несомненно. Благодаря языку возможна культурная преемственность, накопленные знания могут передаваться из поколения в поколение. Обучение с помощью уже усвоенных символов может устранить значительные опасности, с которыми связано обучение, основанное на непосредственном участии. Недаром в русском языке есть пословица: «Лучше учиться на чужих ошибках, чем на своих».

Исследования языка у шимпанзе показало, что они владеют языком на уровне, примерно соответствующем двухлетнему ребенку. Большая трудность, которая едва ли преодолима, состоит в интерпретации человеком-наблюдателем тех знаков, которые использует обезьяна. Например, Уошо впервые плавала в лодке по озеру вместе с тренером и впервые увидела лебедя. Она просигнализировала: «вода», «птица». Это можно расшифровать просто как констатацию факта наличия воды и птицы, а можно иначе: «лебедь — водяная птица». Как подробно изложено ниже, язык у человека выполняет две тесно связанные функции: мышления и коммуникации. Несомненные способности шимпанзе к языковому общению еще не означают, что их язык полностью подобен языку человека.