Психология старения

20.03.2018
Основные этапы человеческой эволюции: детство, молодость, зрелость и старость разделяют условными вехами в 20, 40 и 65 лет. Одна из основных проблем, занимающих геронтологов, — это постепенное старение человечества, которое происходит в мире. Если в Древнем Риме 40-летний человек уже считался старым, то сегодня вряд ли мы назовем старцем, например, 85-летнего актера Жана Марэ. Кого будут называть стариками наши потомки, мы пока не знаем.

Кроме хронологических (возрастных) ориентиров старость имеет физиологические и психические приметы, появление которых, наряду с достижением определенного возраста, заставляет нас задуматься о ней. Хотя старость традиционно считается самым непривлекательным периодом жизни, психологи гуманистической ориентации, например, Эрик Эриксон, смотрят на нее с оптимизмом, утверждая, что завершающий этап жизни может быть таким же полным и гармоничным, как и все предыдущие. Каждый возраст с философской позиции имеет свои положительные и отрицательные стороны. Человек стареет и умирает так же, как и жил. «Заносчивый и неуживчивый нрав тягостен во всяком возрасте», — сказал Цицерон.

Античные и средневековые ученые, дискутируя по поводу старости, обычно ставили такие вопросы: 1. Старость — это плохо или хорошо? 2. Как отсрочить старость и следует ли это делать? В знаменитом «Трактате о старости» Цицерон приводит 4 аксиомы, по которым она кажется неприятной: первая заключается в том, что старость препятствует активной деятельности; вторая — ослабляет тело; третья — лишает нас наслаждений; четвертая — приближает к смерти.

Аргументированно подразделяя их, он доказывает, что не старость сама по себе, а противоречия и конфликты, как общественного, так и личного порядка, возникающие у стариков, определяют ее. Своим оппонентам он приводит такие контрдоводы: «Старость отвлекает от дел? От каких же? От тех, какие ведет молодость, полная сил? А разве нет дел, подлежащих ведению стариков, слабых телом, но сильных духом?» «...не силой мышц, — утверждает античный философ, — вершатся великие дела, а мудрым решением».

Сократ, как известно, не захотел продлевать старость, трагический финал его жизни придал ему особый ореол как личности, по выражению Ницше, проявив «исключительную волю к смерти», он обессмертил себя. Среди причин, по которым Сократ не хотел продлевать жизнь, можно указать на дискредитацию старости греческим полисом, несправедливо облагающим старость налогом, хотя она «лишает зрения, слуха и ослабляет разум». Если Сократ не считал старость достойной того, чтобы за нее цепляться, то его ученик Платон, напротив, идеализирует ее, отмечая рассудительную мудрость и меткость суждения в качестве ее привилегии.

В XIX столетии врачей стали интересовать нарушения психики старческого периода. Эскироль первым описал старческое слабоумие (сенильную деменцию) как прямое дегенеративное последствие старости. «Начинаясь прогрессирующим снижением памяти, она в конце концов заканчивается полным маразмом» (распадом психики).

Постепенно болезни старческого возраста стали описывать в отдельных клинических разделах медицины. Как самостоятельная наука, гериатрия определилась лишь в нашем столетии.