Старость и сексуальные проблемы

20.03.2018
О сексуальных проблемах старости обычно не говорят, эта область старческой жизни — такое же табу, как и детская сексуальность. Проблема старческой сексуальности чаще является сюжетом литературного и художественного творчества («Сусанна и старцы», «Лот с дочерьми»), чем предметом серьезного научного исследования. Поэтому врач, вполне отдавая себе отчет в том, что сексуальные проблемы в старости существуют, предпочитает обходить их молчанием в работе с пациентами.

Известно, что сексуальная слабость (импотенция) наступает гораздо раньше, чем исчезает сексуальное влечение (либидо). В этом заложен источник внутреннего конфликта. Диссоциация между влечением и невозможностью его реализации может трансформироваться в перверзию — отклонение сексуального поведения от принятых морально-нравственных норм. В старческом возрасте описаны такие сексуальные перверзии, как педофилия — влечение к удовлетворению либидо с детьми, вуйаоризм — подглядывание за чужой сексуальной жизнью, эксгибиционизм — получение удовлетворения при демонстрации половых органов. Однако чаще сексуальная фрустрация не принимает форму открытой перверзии и проявляется завуалированно: в фантазировании на сексуальную тему, самоудовлетворении.

Первым статистические данные о возрастных особенностях сексуальной активности привел Кинсей. Половая активность мужчины начинает снижаться довольно рано, уже с 20-летнего возраста, в то время как у женщины примерно до 40 лет она все еще нарастает. Средняя ритмика сексуальной активности 60-летнего мужчины — 1 акт в неделю. Полностью, по данным Вервердта, сексуальная активность исчезает к 85 годам. Прекращение сексуальной активности женщины в большей степени связано с социальными, нежели биологическими проблемами, в первую очередь с отсутствием партнера. Если женщина, находящаяся в периоде поздней старости, продолжает вести активную сексуальную жизнь, то ее партнером, как правило, является мужчина более молодого возраста. Одинокие женщины в среднем проявляют гораздо более низкую сексуальную активность, чем имеющие стабильного партнера. Мастер и Джонсон утверждают, что женщина в сенильном периоде еще вполне способна иметь «прекрасный оргазм», поскольку биологически он не так зависим от гормональной активности, как у мужчины.

У мужчин часто отмечается корреляция между сексуальной активностью в молодом возрасте и в старости: те, кто были раньше активны, и в более позднем возрасте демонстрируют ту же тенденцию. Сексуальное влечение мужчины в принципе не зависит, как у женщины, от отсутствия стабильного партнера. В целом же к 65—70 годам примерно до 30% мужчин имеют проблемы полового бессилия. Социальный статус мужчины находится в прямой корреляции с его сексуальными возможностями. Высокостатусные мужчины имеют меньше проблем, престижный статус фаворизирует сексуальной активности. На первый взгляд это кажется удивительным, хотя вроде бы очевидно, что обитатель дома престарелых и влиятельный босс солидного возраста имеют далеко не равные возможности для продолжения сексуальной жизни.

В целом, реальный взгляд на вещи таков: к концу семидесятилетия и мужчина и женщина, как правило, прекращают сексуальную жизнь, другое скорее является исключением, чем правилом. Если престарелая пара все еще практикует сексуальную активность — это, в первую очередь, заслуга мужчины, поскольку его эрекция биологически уязвима. Активность женщины же ограничивает не столько возраст, сколько соматическое состояние, если женщина физически здорова, то в принципе она может быть активна сколь угодно длительно: хотя влечение угасает, физиологическая предиспозиция остается обеспеченной.