Психодинамика старения с позиции психоаналитической теории личности

20.03.2018
О каждом человеке можно сказать, что он молод и стар одновременно. Молод — в сравнении с более старым, стар в сравнении с молодым. Старение и старость являются закономерным процессом возрастной эволюции. Реагируя на старение, люди одновременно пытаются и сопротивляться старению и адаптируются (приспосабливаются к нему). Описывая поведение конфронтации по отношению к старению и адаптацию к старости, мы используем такие психологические экспрессии, как «победа и поражение», адаптация и защита, покровительство и самостоятельность; на языке физиологии — мы говорим об изменении структуры и функции, на языке социальной реабилитации — о восстановлении и компенсации. Стойкость, которую проявляют некоторые люди к жизни, «воля к жизни» заслуживает восхищения. Механизмы человеческой адаптации и компенсации удивительны и безграничны. Если они не срабатывают, происходит их поломка, значит у человека малая жизнестойкость, а возможно у него появились чрезвычайно неблагоприятные обстоятельства в жизни (ситуативные, или «полевые», по К. Левину факторы).

Основные психологические пункты, ориентируясь на которые можно проанализировать динамику старения, следующие:

- реакции на изменившиеся физические (телесные) ощущения и их субъективная переработка;

- реакции на изменение психических функций и их субъективное переживание;

- реакции на изменение социальной среды и социальных связей;

- реакции, связанные с психологической переработкой переживания приближающейся смерти.

Каждый человек ведет свою внутреннюю осознаваемую или неосознанную борьбу со страхом смерти, чаще прибегая к бессознательным защитам. Отрицать очевидный страх смерти, который переживает не отдельно взятый человек, а все человечество в целом — это и есть использовать один из способов защиты от очевидного, но разрушающего наше сознание, знания. Этот механизм психической защиты З. Фрейд так и назвал — «отрицание».

Если отношение к смерти вполне удовлетворительно выглядит на уровне психологической защиты, а мысли о ней не доставляют отрицательных эмоций, то это хорошо и нормально с психологической точки зрения. Беспокоить врача должно другое — когда отношение к смерти вызывает депрессию, тревогу, ипохондрические переживания. Появление отрицательных эмоций психоанализ объясняет недостаточным вытеснением и переработкой страха смерти. «Симптом» (на языке психоанализа) — это поломка нормальной психической защиты, когда вместо нормальной психической защиты появляется патологическая, проявляющаяся в виде симптома. Например, такой симптом как бред, часто наблюдаемый при сенильных психозах, является, на языке Фрейда, патологической проекцией (выражением) агрессии, заключающейся в переносе на близкое окружение «внутреннего непереработанного зла». Источник зла — не моя беспомощная старость, а другие, которые причиняют мне вред. Старик начинает бояться людей, уходит от них, погружается в «заместительное фантазирование», отдаваясь мечтам о молодости, воспоминаниям прежних дней.

При анализе психологии старения, проведении конкретной психокоррекционной работы с пациентом необходимо всегда учитывать систему психической защиты. При ее «поломке» (термин 3. Фрейда) наступает психический регресс личности.

Ленден и Ли приводят схему, включающую 6 этапов психопатологического старения:

на первом этапе все более значимыми становятся не реальная жизнь, а повторяющиеся воспоминания прошлого;

на втором — прогрессивно нарастает снижение памяти;

на третьем — действительность становится нереальной и все больше отдаляется;

на четвертом — появляются растерянность, беспомощность, затем — апатия к окружающему, которую сменяет дезориентировка в происходящем;

на пятом — сознание становится дезинтегрированным, проявляются такие клинические симптомы, как спутанность, старческая аменция (полная бессвязность сознания), нарушается контроль за работой сфинктеров;

на шестом — беспомощность становится полной, напоминая беспомощность новорожденного.

Первая психологическая трудность, с которой должен справиться человек, признавший себя стариком, это — отрешение от дел.

Долгое время теория «социальной невостребованности» Каминга была весьма популярна, именно с этих позиций объясняли все психологические проблемы старости. Сегодня, в целом признавая ее, мы должны сделать некоторые оговорки. Да, старики теряют широкий круг своего общения и поэтому круг интересов под влиянием социальных факторов (в первую очередь таких, как выход на пенсию) постепенно сужается. Однако, говоря о старении, необходимо учитывать и такие моменты «невостребованности», как сексуальная жизнь. Поэтому при анализе механизмов психической защиты не стоит обходить молчанием вопрос о «вытеснении» биологического влечения. «Я» старика должно справиться с эффективным вытеснением полового влечения, которое в силу ряда обстоятельств (смерть одного из супругов, одиночество, физическая слабость) невозможно реализовать. Старческую раздражительность и агрессивность могут вызвать и эти причины. Феномен социального «дизангажемента» все объяснить не может. Например, механизмы бессознательного сексуального влечения могут играть заметную роль в нарушении памяти, когда «забывание» — это не слабость запоминания, а активное вытеснение «забываемого». И в конфабуляциях (старческих вымыслах) можно увидеть не слабость памяти, а механизм заместительного фантазирования. «Страсти души, — но Монтеню, — изливаются на воображаемые предметы, когда ей не достает настоящих». Доказательством этого в эксперименте является то, что «неприятные» слова не удерживаются в памяти, в то время как позитивно окрашенные запоминаются вполне удовлетворительно. Внимание, мышление, воображение старика направляет тот же «принцип удовольствия», что и воображение ребенка. He потому ли детство дружит со старостью?

Старческий эгоцентризм (направленность на себя), любовь к себе (нарциссизм) в психоаналитическом понимании связаны с «удалением объекта» (объект — это то, что вне меня способно удовлетворить мое влечение). В силу старческого эгоцентризма старик менее болезненно реагирует на смерть близких, чем на невозможность доставить себе удовольствие. Вкусная еда, хороший табак, нормальная работа кишечника становятся более значимыми, чем переживания, касающиеся взаимоотношений с другими людьми.