Психосоциальные аспекты старения

20.03.2018
Современный человек более требователен к жизни. В Древнем Риме 40-летний человек уже считался старцем (48-летний Катон Младший с упреком сказал, когда ему помешали покончить с собой: «Неужели я по-вашему настолько молод, чтобы не сметь уйти из жизни?»). Неподвластный времени старец был скорее исключением, чем обычным явлением (возраст библейских старцев нужно оценивать с поправкой на лунный календарь). Старцев, доживших до преклонных лет, общественное сознание наделяло сверхсилой, они пользовались исключительным уважением своих сограждан. С античных времен до средневековья патриарх, глава семейного клана, воспринимался, как хранитель и глава семьи. Социальный ранг его был самым высоким, он решал все общественные дела семьи, представлял ее интересы во всех социальных сферах. В Спарте, например, совет старейшин представляли 20, перешагнувших 60-летний рубеж, человек. История папства, патриаршества на Руси показывает, что принцип их построения основан на геронтократии (власти старейших). И до настоящего времени ведущие политические деятели во многих странах мира — это люди солидного возраста. Однако вовсе не так было у примитивных народов. Там, где смысл жизни состоял в физическом выживании, на первый план в социальной оценке человека выдвигалась его физическая сила. Значимость старика в примитивных культурах определяла его полезность. Естественно, что в обществе, добывающем себе пропитание охотой, ведущем междуусобные войны, уважение к старикам было невелико. Кочевиики-номады легко оставляли своих стариков в пустыне, бросая на кочевом пути на произвол судьбы.

В наше время современная цивилизация к старчеству относится неоднозначно, да и само старчество не является гомогенной социальной группой. В целом в европейской цивилизации лица, добившиеся к старости общественного признания, продолжают активную жизнь, хотя молодежь во всем мире начинает их активно вытеснять с патриархальных позиций. Даже в современной японской сельской общине шеф семьи — это далеко не тот непререкаемый авторитет, каким он был раньше.

На уровне семьи роль старика часто меркантильно определяет его экономическое положение. Сама семья в эпоху индустриализации выглядит иначе, чем раньше. Основные перемены, происшедшие в ней, следующие: малочисленность; изменение внутрисемейных функций; потеря семейной автономии.

В наше время люди стали жить более разобщенно, внутрисемейные связи уступили место профессиональным и дружеским, в связи с чем те члены семьи, которые не обеспечивают ее, воспринимаются семьей как «обуза и нагрузка». Да и развитые социальные институты во многом взяли на себя те традиционные функции и роли, которые выполняли старшие члены поколения по отношению к младшим, а младшие — к старшим. Если раньше старики распоряжались финансами, вели хозяйство, воспитывали детей, то теперь эти функции выполняет государство в лице соответствующих учреждений. Все это привело к «ненужности» старика в доме. Проблема поколений, «отцов и детей», разделение семейных генераций, экономическая независимость молодежи снизили патриархальную роль «старшего в роде». После выхода на пенсию старик может читать газеты, смотреть телевизор, в общем «отдыхать» от жизни, на него смотрят как на «пенсионера» с пренебрежением. Их желание проявить активность в решении семейных дел воспринимается саркастически, от него требуется одно — «быть потише и никуда не соваться» (выражение, как часто используемое, взято из анкеты социального опроса «Роль старика в вашей семье»). Принято считать, что зависимость от семьи и пассивность — неизбежное положение старика в семье. Какие же психологические проблемы возникают в связи с этим у стариков? Во-первых, они болезненно переживают осознание своей бесполезности и ненужности: «Да, зажился уж, я их только обременяю» (это тоже довольно частый ответ из анкеты семейного консультирования). Сказанное позволяет говорить о микросоциальной дискредитации стариков, чувствующих себя одинокими и ненужными в собственных семьях. Расспрашивая молодежь о стариках, Мюллер, профессор психиатрии из Лозанны, пришел к выводу, что восприятие стариков молодежью в основном имеет негативный характер («я не понимаю своих стариков», «я не хочу быть старым», «старые — бесполезные люди»).

Какой вывод можно сделать из приведенных примеров отношения к старикам? Что думает по этому поводу государство? В первую очередь — обездоленным следует предоставить необходимый «прожиточный минимум», то есть государство также придерживается общей линии дискриминации. Отсюда можно понять американского социолога Берона, который приравнивает группу стариков к меньшинствам, угнетаемым обществом наряду с другими «меньшинствами» (этническими, сексуальными и т. д.).