Социальная реадаптация старости

20.03.2018
Прежде чем строить программу любой социальной адаптации конкретного контингента, необходимо разобраться, почему эти люди оказались неадаптированными, не приспособленными к жизни в своей социальной среде. Реабилитологи и социологи, занимающиеся проблемами геронтологии, анализируя примеры дезадаптации стариков, пришли к выводу, что изучаемый контингент (старчество) в первую очередь необходимо разделить на 2 группы: на «активных» и «пассивных». Последние — это как раз те, кто в первую очередь нуждается в социальной помощи и защите. Обычно считают, что финальные возможности адаптации конкретного человека, психологическую ситуацию, в которой он окажется в позднем возрасте, можно предсказать уже в 40—50 лет. Располагая необходимыми психобиографическими данными о человеке, можно предположить, как будет протекать его период старения. Эту позицию разделяет большинство исследователей, подчеркивая, что основными факторами, определяющими эффективность реабилитационной работы, являются особенности личности.

Проводя активные мероприятия по адаптации лиц преклонного возраста, разрабатывая комплексные программы их социальной реабилитации, в первую очередь учитывают следующее: компетентность адаптируемого лица; уровень его социальной активности; значимые (ведущие) потребности; Я — идеал личности («Я-идеал» — психоаналитический термин, обозначающий морально-нравственные ценности человека).

Компетентность человека определяют его способности, уровень реальных достижений, работоспособность, свойства и черты характера.

Активность — это несколько другой показатель. Она связана не только с индивидуальными особенностями личности, но зависит и от биологических особенностей организма (наличия соматических заболеваний), а также от социальной позиции общества в отношении возрастных ограничений социальной активности. Например, Рот, изучив активность стариков в Англии, считает, что примерно треть находящихся на пенсии, вполне еще работоспособна. Показатель активности сопряжен с социально-экономической ситуацией общества, уровнем безработицы в данной стране, а также зависит от рода занятий пенсионера до его выхода на пенсию. При прочих равных условиях человек интеллектуального труда имеет большие возможности для продолжения социальной активности, чем тот, материальное положение которого обеспечивала физическая работа. Поэтому, говоря об активности, мы должны подходить к учету этого показателя с самых разных сторон.

Социальный учет категории лиц, активность которых лимитирована возрастом, предполагает заблаговременную социально-психологическую подготовку их к этому периоду, то есть построение превентивной программы действий по их последующей реабилитации. Современная психологическая подготовка к пенсионному периоду, которую будет проводить и сам человек и социальный реабилитолог, предупредит фрустрацию, снимет напряжение, поскольку внезапное выключение из профессиональной среды, резкое прекращение социальной активности — это несомненный психический стресс, неприятных последствий которого можно избежать. Человек, который предварительно знает, чем и в каких условиях он будет заниматься после выхода на пенсию, заранее продумавший программу своей дальнейшей жизни, психологически защищен от такого стресса.

Существуют также и дифференциальные различия, связанные с проблемой активности, между мужчинами и женщинами. Если при снижении уровня социальной адаптации наиболее значимым для мужчины является утрата профессии, то для женщины большое значение имеет одиночество (вдовство, уход от нее детей и внуков).

Особенно мощным отрицательным психогенным воздействием выход на пенсию является для тех людей, профессиональная активность которых идентифицируется в их самосознании с собой как личностью. Вне работы они не видят такого источника, который мог бы питать их чувства самоуважения и гордости.

Как наиболее значимые моменты третьего возраста, приближающие старость и вызывающие дезадаптацию лиц, обычно указывают: социальную изоляцию; снижение психической продуктивности; сексуальные возрастные проблемы; критическую экономическую ситуацию.

Именно с учетом возможной компенсации по перечисленным направлениям должна быть построена программа социально-психологической реабилитации лиц старшего возраста.

Социальная ситуация престарелых вызывает вполне обоснованное беспокойство локальных социальных служб и мировой общественности в целом, поскольку ситуация здесь примерно одинакова во многих странах. Остеррайх отмечает, что правительства многих стран, вкладывая средства в развитие программ социальной защиты населения, чаще думают о молодых, чем о престарелых.