Старость и суицид

20.03.2018
Отмечено, что в индустриальных странах число суицидов после 65 лет заметно растет. Эта статистическая Констанция является достаточно давней (Дюркхайм, 1878 г.). Суициды среди людей старшего возраста составляют, например, в CШA 25—30% от их общего числа. Смерть вследствие суицида возрастает у людей в возрастном промежутке между 65 и 74 годами, затем прогрессивно снижается. Причем, как причина смерти, мужской суицид встречается в 2—3 раза чаще женского. Следует отметить, что лица старшего возраста обычно используют радикальные способы ухода из жизни: повешение, прыжок с высоты, выстрел. В результате завершенный суицид в этой возрастной категории встречается гораздо чаще, чем у молодежи, где превалирует суицидальная попытка. Соотношение: суицид — суицидальная попытка в пожилом возрасте составляет 1:2, в то время как у молодых лиц — 1:20. Смерть вследствие суицида у лиц третьего возраста встречается в 8 раз чаще, чем в целом среди населения (Шнайдер). Семейные суициды также чаще имеют место в старости.

Поэтому, выясняя историю жизни больного, врач не может обойти молчанием и вопросы, связанные с его отношением к своей жизни, он должен выяснить, не было ли у самого пациента или у близких членов семьи попытки к суициду. Наличие в анамнезе суицидальной попытки увеличивает суицидальный риск текущего момента.

Выясняя психологические мотивы поздних суицидов (у лиц старшего возраста), авторы, интересующиеся этим вопросом, указывают на некую амбивалентность (двойственность) мотивов, приводящих к суициду. Они подчеркивают, что суицидальная мотивация имеет два направления: один — вектор агрессии направлен на себя самого (имеет интрапунитивное направление): «уходи, раз не можешь справиться с ситуацией»; другой — во вне, на общество: «посмотрите на меня, мне невыносимо». Поэтому говорят о «призывающей» и «избавляющей» мотивациях суицида. Призыв заключается в апелляции к обществу, которое суицидент таким образом заставляет посмотреть на его проблему. Избавление — это уход от неразрешенных проблем с помощью этого акта.

Социальная ситуация вполне благоприятствует поздним суицидам, воздерживаясь от их морально-нравственного осуждения, в некоторых культурах старческие суициды негласно считают вполне нормальным уходом из жизни.

Причины, приводящие лиц позднего возраста к суициду, можно разделить на социальные и психологические. Следует рассматривать и учитывать как те, так и другие. Социальные факторы — это изоляция, маргинальное положение стариков в семье и обществе. Психологические — в первую очередь связаны с индивидуальной ситуацией (психический стресс) или психическим заболеванием. Здесь следует сказать, что психопатологические причины поздних суицидов (психическая болезнь) занимают довольно скромное место, составляя лишь 10% от общего числа суицидов этого возраста. В связи с этим не стоит преувеличивать роль психоза как причину позднего суицида.

Врачу-гериатру необходимо знать, что более половины лиц (75% по Мюллеру), имеющих суицидальные намерения, перед их осуществлением обращаются за медицинской помощью (апеллирующая составляющая мотивации). Однако обращаются они не к психиатру, а к врачу общего профиля, часто к семейному врачу. Обратившийся к врачу предполагаемый суицидент, как правило, открыто не говорит о своих намерениях, он предъявляет общесоматические жалобы на физическое самочувствие. Подготовленный к такой встрече врач за «фасадом» соматической болезни сумеет увидеть признаки депрессии: резкое снижение активности и аппетита, не связанную с соматической патологией потерю массы тела, неподтверждаемую медицинскими объективными данными ипохондричность. Более внимательное отношение к анамнезу позволит обнаружить такие психические признаки, как: тревога, бессонница, подавленное настроение, пессимистический прогноз будущего, чувство вины и бесперспективность дальнейшего в глазах пациента, переживание им пустоты и ненужности. Внимательный врач примерно в 60% случаев может получить в результате тщательного сбора анамнеза скрытые указания на готовящийся суицид.

На основе литературных данных, изложенных по этому вопросу, укажем основные «симптомы» возможного суицида, которые должны насторожить врача:

- медицинские — ипохондрия; бессонница; неманифестируемые, но читаемые депрессивные признаки, перекрываемые диффузными, расплывчатыми ипохондрическими жалобами;

- социальные — одиночество (более опасным является не привычное одиночество, а внезапное, например, вдовство); внезапное наведение порядка в делах (составление завещания); резкое ухудшение социально-экономического положения.

Семейный врач, который узнал, что пожилой член семьи решил составить завещание, должен проявить к нему соответствующее внимание и выяснить его эмоциональное состояние: побеседовать с ним и родными, оценить вероятную возможность фрустрации (неудовлетворенность жизнью), помочь разобраться в регулировании внутрисемейных проблем, если они имеют место, возможно, даже проконсультировать его с геронтопсихологом.

Если суицидальные намерения пациента нашли подтверждение, необходимо срочно организовать эмоциональную поддержку и психотерапию. В таком случае следует составить комплексную программу действий (реабилитационную программу), требующую для своего исполнения координации действий нескольких профессионалов (психиатра, психолога, социального работника).

Если пожилой человек, имеющий суицидальные намерения, одинок, то лучше обеспечит его безопасность пребывание в профилактическом реабилитационном центре. Кризисные стационары, предусматривающие короткую госпитализацию или дневно-ночное пребывание, в зависимости от семейной ситуации, нахождение пациента в лечебном учреждении, как показывает первый опыт их работы, могут, при надлежащей ее организации быть вполне эффективны. В последние годы в нашей стране работают такие службы, как «телефон доверия». Первый анонимный звонок пациента (его призыв о помощи) может стать хорошим началом сотрудничества с врачом и психологом. Общая задача психологической помощи людям, находящимся в кризисе, заключается в том, чтобы помочь осознать пациенту, что предлагаемый им выход не является единственным в его ситуации, показать более разумные и привлекательные пути разрешения проблемы: «нет неразрешимых проблем, есть отсутствие внимания к проблемам другого человека». Институализация кризисной помощи сейчас переживает период своего становления, гуманный или дегуманизированный (формальный) характер ее развития будут определять поколения новых специалистов: медицинских психологов и врачей-гериатров, ориентированных на оказание психогериатрической помощи.