Деонтология в гериатрии

20.03.2018
Обучение деонтологии (deontologia) в той или иной степени охватывает весь учебный процесс в медицинских университетах, академиях и институтах. Правила поведения врача, при кажущемся единообразии, имеют свои варианты в зависимости от врачебной специальности. Имеет свои особенности и гериатрическая деонтология.

Методом анкетирования установлено, что более 90% медицинских работников, к сожалению, недостаточно знакомы с особенностями стареющего организма и лечения пациентов старческого возраста. А ведь врачу нужно иметь особое чувство такта и терпения при общении с пожилыми людьми. У него должно быть огромное желание лечить и вылечивать(!) не только молодых, но и старых пациентов. В жизни, к сожалению, еще приходится сталкиваться с нигилизмом медицинских работников в отношении лечения болезней у стареющих людей. Нередко пожилого больного лечат менее добросовестно, чем молодого, поскольку благоприятному исходу придают меньшее значение. Врач или медицинская сестра могут даже посчитать, что нецелесообразно тратить много сил и средств на старого человека. Иногда врач уделяет меньше внимания объяснению старому человеку характера и последствий его заболевания, считая, что больной не сможет полностью понять его. В известной мере это можно считать оправданным, но нельзя исходить из данного предположения, не попытавшись оценить способность старого человека к адекватному пониманию.

Прежде всего врачу необходимо учитывать полиморбидность, обычную для людей пожилого и старческого возраста. Постепенное накопление патологических изменений, характерных для больных пожилого возраста, начинается уже с 40—50 лет. Патологию старых пациентов сравнивают с айсбергом, у которого основная часть скрыта под водой. Их жалобы направляют внимание врача только на вершину, а для правильного лечения необходимо «увидеть весь айсберг».

В медицинском обиходе есть термин «болезни старости». Наиболее часто в разных сочетаниях у стариков встречаются атеросклероз артерий сердца и мозга, систолическая артериальная гипертензия, эмфизема легких, неопластические процессы в легких, органах пищеварения и коже, хронический гастрит с секреторной недостаточностью, желчно-каменная болезнь, хронический пиелонефрит, аденома предстательной железы, сахарный диабет, остеохондроз позвоночника, артрозы, психическая депрессия (у 10% стариков), болезни глаз (катаракта, глаукома), отосклероз. Однако старение, старость и болезни — понятия близкие, но не равноценные.

Физиологически стареющие люди не ощущают значительного ограничения своих физических и психических возможностей и за медицинской помощью не обращаются. Врачу следует знать, что пожилой человек, приходящий в поликлинику или делающий вызов на дом, жалуется не на старость, а на болезнь. Поэтому списывать жалобы больных на их возраст врачу нельзя. Старость — не болезнь и не диагноз! Это простое и важное деонтологическое правило должно быть известно всем медикам, работающим со стареющими людьми. В противном случае в графе «диагноз» часто встречалось бы слово «старость».

Нередко и сами пациенты «списывают» на свой преклонный возраст часть своих жалоб и ощущений, связанных с болезнью. Даже понимая, что болезнь человека связана с возрастом, врач, не давая больному невыполнимых обещаний, обязан сказать ему, что он приложит все свои силы, старание и знания для помощи; что болезнь, если и не удастся вылечить совсем, то помочь он обязательно сможет, состояние пациента непременно улучшится, а от него (больного) требуется обязательное соблюдение всех предписаний и активное стремление к выздоровлению. «Одно из условий выздоровления — желание выздороветь» (Сенека). Пожилой человек должен видеть во враче человека, уверенного, что с его болезнью, несмотря на возраст, можно справиться.

Гериатры и врачи других специальностей знают об атипичном проявлении многих заболеваний в старости, малосимптомном их течении. У стариков органы страдают, не жалуясь. Однако каждый больной, даже в старческом возрасте, как правило, имеет достаточно резервных возможностей, довольно развитые механизмы компенсации, которые при правильной медико-социальной адаптации позволяют в значительной мере восстановить утраченные функции. Это восстановление в старости происходит медленнее, требует большего внимания и настойчивости врача, оно не всегда бывает полным, нередко лишь более или менее приближается к предболезненному уровню, позволяя адаптировать пациента к новым условиям «стесненной в своей свободе жизни».