Противоэпилептические средства

29.09.2016
Противоэпилептические средства — это лекарственные препараты, используемые для лечения эпилептической болезни, ее судорожных и бес судорожных форм, для предупреждения припадков у больных, страдающих эпилепсией.

Характер припадков зависит от локализации патологического очага в головном мозге. Различают несколько форм эпилепсии:

- большие припадки — генерализованные тонико-клонические или тонические судороги с потерей сознания, сменяющиеся через не сколько минут общим угнетением центральной нервной системы;

- малые припадки — характеризуются очень кратковременной утратой сознания, клинически протекают либо в виде абсанса, либо в виде миоклонических кратковременных судорог (кивки, клевки и т. п.);

- психомоторные автоматизмы (парциальные припадки), немотивированные действия с выключенным сознанием.

Для лечения каждой из форм эпилепсии применяют определенные противоэпилептические средства. Различают:

— средства, применяемые при больших и психомоторных припадках (фенобарбитал = люминал, бензонал, гексамидин = примидон = майсолин, дифенилгидантоин = дифенин = фенитоин - дилантин, хлоракон = бекламид);

— средства, применяемые при малых припадках (этосуксимид = заронтин = суксилеп = морфолеп = пикнолепсин, пуфемид, триметин, лакосамид = вимпат);

— средства, эффективные при разных формах припадков (вальпроam натрия = ацедипрол = депакин = конвулекс, вальпроат кальция = конвульсофин, карбамазепин = финлепсин = тегретол = тимонил, окскарбамазепин, клоназепам = клонопин = антелепсин, клобазам, ламотриджин = ламиктал, габапентин = неуронтин, вигабатрин = сабрил, фелбамат = фелбатол, тиагабин, топирамат = топамакс, прогабид = габрен).

Последняя группа имеет очень большое значение, так как болезнь часто протекает полиморфно.

К идеальным противоэпилептическим средствам предъявляют определенные требования. Они должны:

— обладать высокой активностью и большой продолжительностью действия;

— иметь высокое биоусвоение из желудочно-кишечного тракта;

— обладать минимальной токсичностью и большой широтой терапевтического действия;

— не накапливаться в организме, и к ним не должны развиваться привыкание и лекарственная зависимость;

— их длительный (годами) прием не должен нарушать когнитивные функции (возможность обучения, поддержание профессиональной деятельности) и сопровождаться возникновением тяжелых нежелательных эффектов.

К сожалению, современные противоэпилептические средства отвечают лишь некоторым из этих требований.

Фармакодинамика. Противоэпилептические средства либо подавляют патологическую активность нейронов в эпилептогенном очаге (например, дифенин, этосуксимид и др.), либо нарушают распространение из него возбуждения, вовлечение других нейронов и этим предотвращают возникновение припадков (например, фенобарбитал, гексамидин и др.).

Механизм действия разных препаратов отличается.

Фенобарбитал.

Бензонал и гексамидин.

Дифенин, хлоракон, этосуксимид, пуфемид и триметин стабилизируют клеточные мембраны нейронов эпилептогенного очага для ионов натрия и кальция.

Вальпроаты натрия и кальция способствуют накоплению в центральной нервной системе тормозного медиатора гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) за счет ингибирования ГAMK-трансаминазы (фермента, разрушающего ГАМК) и активирования глутаматдекарбоксилазы (фермента, превращающего глутаминовую кислоту в ГАМК).

Карбамазепин ингибирует захват серотонина (тормозного медиатора и центральной нервной системе) пресинаптическими окончаниями, увеличивая таким образом его концентрацию в синаптической щели. К аналогам карбамазенина относят окскарбамазепин.

Клоназепам и клобазам - производные бензодиазенина.

Вигабатрин необратимо угнетает активность ГАМК-трансаминазы, повышая таким образом содержание ГАМК в мозге.

Ламотриджин обладает антифолатными и антиглутаматными свойствами (тормозит высвобождение возбуждающих аминокислот из пресинапса), т. е. блокирует механизм повышенного возбуждения в централь ной нервной системе, слабо угнетая нормальную функцию нейронов. Кроме того, препарат, блокируя вольтаж-зависимые каналы, обладает способностью стабилизировать клеточные мембраны нейронов для ионов натрия и кальция.

Габапентин блокирует вольтаж зависимые кальциевые каналы, усиливает действие ГАМК.

Фелбамат блокирует рецепторы для возбуждающих аминокисло т (аспартата и глутамата).

Тиагабин, нарушая обратный глиальный захват ГАМК, увеличивает внеклеточной уровень названной аминокислоты.

Топирамат, блокируя карбоангидразу нейронов, снижает таким образом содержание в них натрия и воды. Кроме того, препарат, возможно, блокирует вольтаж-зависимые натриевые каналы и повышает чувствительность ГАМК-А-рецепторов к ГАМК.

Прогабид — синтетический агонист ГАМК со способностью проникать через гематоэнцефалический барьер, полученный на основе ГАMК и бензофенона.

Лакосамид — усиливает медленную инактивацию вольтаж-зависимых натриевых каналов; связывается с фосфопротеином CRMP-2, который экспрессируется преимущественно в нервной системе и участвует в регуляции дифференцировки нейронов и роста аксонов.

Провести корреляции между формой эпилепсии (а значит, в определенной степени, и локализацией очага как популяции нейронов, первыми рождающими эпилептический разряд) и механизмом действия, точками приложения вполне определенных противоэпилептических средств практически невозможно. Работа мозга сложна и многогранна, путей для вмешательства в активность нейронов и проведение импульсов очень много, что, видимо, и объясняет способность противоэпилептических препаратов с неодинаковым механизмом действия разными способами тормозить гиперсинхронный разряд нейронов.

Таким образом, в настоящее время отсутствует возможность выбора адекватного противоэпилептического средства исходя из патогенеза дан ной формы эпилепсии и фармакодинамики препарата. В распоряжении врача есть лишь эмпирический подход для решения вопроса об оптимальном противоэпилептическом средстве.

Фармакокинетика. Все противоэпилептические препараты легко проникают через гематоэнцефалический барьер в мозг.

Фенобарбитал.

Бензонал — фармакокинетика изучена плохо. Препарат хорошо всасывается при приеме внутрь с достижением пика концентрации в крови через 3—4 ч. Бензонал быстро метаболизируется в организме, высвобождая фенобарбитал. Таким образом, бензонал можно рассматривать как «пролекарство».

Гексамидин назначают внутрь после еды, он всасывается в тонкой кишке (биодоступность 90%). Снизывается с белками плазмы крови на 20%.

В процессе биотрансформации в печени 25% гексамидина превращается в фенобарбитал, а 50% — в фенилэтилмалонамид. Превращение гексамидина в фенобарбитал начинается медленно: лишь через несколько дней лечения фенобарбитал начинает появляться в крови; возможно, для активации этого процесса необходима аутоиндукция ферментов печени. Этот процесс может стимулироваться одновременным назначением дифенина, вальпроата, карбамазенина; тормозит процесс изониазид.

Противоэпилептическое действие гексамидина складывается из трех компонентов: накопление фенобарбитала, фенилэтилмалонамида и неизмененного гексамидина.

Период полуэлиминации гексамидина составляет 3—12 ч, а фенилэтилмалонамида 16—25 ч. Постоянный уровень гексамидина в плазме крови достигается через 1—3 недели. Кратность назначения — 1—3 раза в сутки.

Дифенин очень хорошо всасывается в тонкой кишке; его биодоступность достигает почти 100%, но максимальная концентрация в крови возникает медленно (через 4—24 ч). Существуют препараты дифенина для парентерального введения. После внутримышечной инъекции препарат всасывается очень медленно. Причем растворитель (пропиленгликоль с этанолом) имеет резко выраженную щелочную реакцию, и когда в тканях его pH снижается до нейтральных величин, дифенин кристаллизуется, повреждая мышцы и вызывая боль и жжение в месте введения; кристаллы плохо всасываются. При переходе от приема внутрь во время еды или После еды на внутримышечное введение концентрация дифенина в плазме крови снижается. Внутривенно дифенин вводят редко из-за гипотензивного и кардиотоксического эффекта растворителя. Следует отметить, что в настоящее время появился водорастворимый пропрепарат дифенина фосфенитоин, который в течение 8—15 мин почти полностью превращается в дифенин после парентерального введения (1,5 мг фосфенитоина эквивалентны 1 мг дифенина).

В крови дифенин на 90% связан с белками, хотя эта связь достаточно слабая. Уменьшение количества альбуминов в крови приводит к значительному возрастанию в ней концентрации свободного вещества, усилению его эффектов и возможности развития интоксикации (тем более что у препарата малая широта терапевтического действия). Такие лекарственные средства, как вальпроат, нестероидные противовоспалительные препараты, сульфаниламиды, пероральные противодиабетические средства, непрямые антикоагулянты, трициклические антидепрессанты (ингибиторы нейронального захвата), а также эндогенные метаболиты (остаточный азот, билирубин) могут вытеснить дифенин из связи с альбуминами крови, что приводит к развитию нежелательных реакций на него.

Биотрансформация дифенина происходит в печени за счет его глюкуронидации и гидроксилирования с образованием ОН дифенилгидантоина, обладающего очень слабой противоэпилептической активностью. Он является активным индуктором микросомальных ферментов гепатоцитон, активируя собственную биотрансформацию, и также инактивацию в печени других ксенобиотиков и эндогенных веществ (например, витаминов, гормонов и т.п.)

Период полуэлиминации дифенина из крови может сильно варьировать: от 10 до 40 ч (иногда до 140), у детей период полуэлиминации, как правило, короче. Постоянный уровень в плазме крови достигается от 2—4 до 30 дней. Кратность назначения — 1—2 раза в сутки.

Этосуксимид назначают внутрь во время еды, он быстро всасывается при приеме внутрь, его биоусвоение составляет около 100%. Максимальная концентрация в крови создается через 1—4 ч. Этосуксимид практически не связывается с белками плазмы крови. Он биотрансформируется в печени (80%) путем окисления и глюкуронидации. С мочой в неизмененном виде экскретируется около 20% введенной дозы этосуксимида. Период полуэлиминации препарата у детей колеблется от 30 до 40 ч, у взрослых он больше — 60—100 ч. Постоянный уровень в крови достигается через 5—7 дней. Кратность назначения — 2—3 раза в сутки.

Фармакокинетика пуфемида близка таковой этосуксимида, по первый назначают внутрь до еды.

Триметин быстро всасывается из желудочно-кишечного тракта. Пик концентрации в плазме крови наблюдают через 30 мин -2ч после приема внутрь во время или после еды. Биотрансформация осуществляется и печени путем деметилирования с образованием активного метаболита деметадиона; последний медленно выделяется почками. При заболеваниях почек велика опасность кумуляции препарата в организме. Период полуэлиминации из плазмы крови составляет 12—24 ч. Постоянный уровень в крови достигается через 3—5 дней. Кратность назначения — 2—3 раза в сутки.

Вальпроат натрия и вальпроат кальция вводят внутривенно и назначают внутрь во время еды. Препараты под влиянием кислой среды желудка превращаются в вальпроевую кислоту, которая всасывается из желудочно-кишечного тракта; биодоступность составляет около 100%; максимальная концентрация в крови — через 2—4 ч. Связывание с бета-гликопротеинами плазмы крови — 88—95% (в среднем 90%). Биот расформируется вальпроевая кислота в печени (окисление и глюкуронидация) с образованием неактивных метаболитов, которые выводятся с мочой.

Период полуэлиминации из крови равен в среднем 10 ч. Постоянный уровень в крови создается через 2 дня после приема препарата. Кратность назначения — 2—4 раза в сутки. Существуют вальпроаты пролонгированного действия (депакин-хроно, орфирил-ретард), их назначают 1 раз в сутки, равновесная концентрация этих препаратов достигается через 4 дня.

Карбамазепин медленно всасывается при приеме внутрь во время еды из желудочно-кишечного тракта. Его максимальная концентрация в крови достигается лишь через 12—24 ч; биодоступность высокая около 85%. Препарат связывается с белками плазмы крови на 70—80%. В печени он биотрансформируется в 10-, 11-эпоксид, дигидрокарбамазенин п другие метаболиты. В крови обнаруживают 75% карбамазенина, 10% эпоксида и 15% других метаболитов. Эпоксид имеет противоэпилептическую активность, составляющую 1/3 от таковой карбамазенина. Если учесть, что эпоксид меньше снизан с белками крови, то его «вклад» в противоэпилептическое действие карбамазепина может быть существенным, особенно у детей. У последних метаболизм карбамазепина происходит быстрее, и его сильнее индуцируют другие лекарства. Карбамазепин и сам относится к индукторам микросомальных ферментов печени, причем стимулирует и собственную биотрансформацию. Его период полуэлиминации в течение первых недель лечения снижается примерно в 2 раза, что требует увеличения дозы. С мочой выводится более 70% принятой дозы карбамазепина, причем только 2% неизмененного препарата.

Период полуэлиминации карбамазепина колеблется в зависимости от возраста, индивидуальных особенностей элиминации, применения других лекарственных препаратов от 8 до 55 ч (в среднем t1/2 составляет 30 ч). Постоянный уровень в крови достигается через 4—6 дней. Кратность назначения — 2—4 раза в сутки. Существуют ретардированные формы карбамазепина, которые назначают 1 раз в сутки, равновесная концентрация достигается через 8—12 дней.

Окскарбамазепин в отличие от карбамазепина не повышает активность печеночных ферментов, и в процессе его метаболизма не образуется эпоксид (с последним преимущественно связывают нейротоксичность).

Клоназепам при приеме внутрь инактивируется желудочным соком, поэтому его надо назначать за 1—1,5 ч до приема пищи. У препарата достаточно высокое биоусвоение, максимальная концентрация в крови достигается через 2—3 ч. Связывание с белками плазмы крови составляет 50%.

Клоназепам биотрансформируется в печени (90%); его главный метаболит 7 ацетамид-клоназепам фармакологически активен. Препарат выводится почками в измененном виде (только 1% экскретируется с мочой в неизмененной форме).

Период полуэлиминации клоназепама у взрослых колеблется от 20 до 40 ч, у детей он короче. Постоянный уровень в крови достигается через 5 7 дней. Кратность назначения — 2—3 раза в сутки.

Клобазам по своей клинико-фармакологической характеристике близок к клоназепаму. Основным метаболитом клобазама является N-десметилклобазам, который на 25% обеспечивает антиэпилептическое действие препарата. Концентрация этого метаболита в крови становится по мере регулярного приема препарата почти в 8 раз выше концентрации самого клобазама. Период полуэлиминации N-десметилклобазама больше (40—133 ч) аналогичного показателя у самого препарата.

Ламотриджин вводят внутривенно или назначают внутрь. Препарат после орального приема до еды полностью и быстро всасывается, пик концентрации в плазме крови возникает через 2—3 ч. Биодоступность составляет 98%. Препарат связывается с белками плазмы крови на 55%, причем уровень связывания ламотриджина существенно не меняется при сопутствующей терапии дифенином, карбамазепином или вальпроатом.

Биотрансформация ламотриджина осуществляется медленно в печени путем глюкуронидации. Основной метаболит — 2N-глюкуроновая кислота, вещество с высоким почечным клиренсом, поэтому в плазме крови его обнаружить очень трудно. Около 7% препарата от поступившей дозы выделяется с мочой и неизмененном виде, только 2% с фекалиями.

Ламотриджин не стимулирует и не угнетает ферментные системы печени.

Период полуэлиминации ил крови составляет 29 ч. Постоянный уровень в крови достигается через 4—5 дней. При монотерапии ламотриджин назначают 1 раз в сутки; при комплексной терапии с препаратами (карбамазепином, дифенином, фенобарбиталом), ускоряющими превращение ламотриджина в печени, 2 раза в день.

Вигабатрин хорошо и быстро абсорбируется из желудочно-кишечно го тракта, пиковая концентрация в крови возникает через 1—2 ч. Он практически не связывается с белками плазмы крови. Препарат выводится с мочой в неизмененном виде. Период полуэлиминации составляет 6—8 ч. Кратность назначения — 2 раза в день. Постоянная концентрация в сыворотке крови устанавливается через 1—2 дня.

Габапентин хорошо и достаточно быстро всасывается из желудочно кишечного тракта, максимальная концентрация в крови возникает через 2—3 ч. Он практически не связывается с белками плазмы крови. Пpeпарат выводится с мочой в неизмененном виде. При заболеваниях печени не требуется коррекции режима дозировки. Период полуэлиминации составляет 5—7 ч. Кратность назначения — 3 раза в день. Постоянная концентрация в крови — через 1—2 дня.

Фелбамат. Пик концентрации в крови после приема внутрь возникает через 1—6 ч, связывание с белками плазмы крови составляет около 25%. Препарат подвергается биотрансформации в печени путем гидроксилирования и глюкуронидации. Он обладает свойством незначительно повышать активность ферментов печени. Часть препарата выводится из организма в неизмененном виде с помощью почек. Период полуэлиминации из крови составляет около 20 ч. Кратность назначения 3—4 раза в день. Время возникновения постоянной концентрации препарата в крови через 5—8 дней.

Тиагабин хорошо и быстро всасывается из желудочно-кишечного тракта, максимальная концентрация в крови возникает через 1,5—2 ч. Препарат подвергается биотрансформации в печени под влиянием монооксигеназной системы. Период полуэлиминации составляет в среднем 7 ч. Кратность назначения — 2—3 раза в день.

Топирамат медленно абсорбируется из желудочно-кишечного тракта. Связывание с белками плазмы крови колеблется от 13 до 17%. Биотрансформации подвергается малая часть препарата. Приблизительно 70% топирамата элиминирует из организма в неизмененном виде с мочой. Пери од полуэлиминации — 21ч. Кратность назначения — 2—3 раза в день.

Прогабид хорошо и быстро всасывается из желудочно-кишечного тракта, максимальная концентрация в крови возникает через 1—3 ч. Связывание с белками плазмы — 96—98%. Препарат подвергается биотрансформации в печени с образованием 10 метаболитов, из которых антиэпилептической активностью обладает кислотосодержащее производное. Максимальная концентрация последнего в крови возникает через 4,5 ч после приема прогабида внутрь. Период полуэлиминации прогабида колеблется от 2 до 5 ч, а его активного метаболита — от 6 до 10 ч.

Лакосамид быстро и полностью всасывается после приема внутрь. Cyточную дозу делят на 2 приема утром и вечером, вне зависимости от времени приема пищи. Биодоступность составляет примерно 100%, максимальная концентрация в крови возникает через 0,5-4 ч, степень связывания с белками плазмы крови - менее 15%. На организма 95% дозы препарата выводится почками, как и неизмененном виде (около 40%), так и в виде метаболитов. Период полуэлиминации составляет примерно 13 ч. При необходимости прием таблеток можно заменить внутривенным введением без повторного титрования дозы и наоборот. При этом не следует менять суточную дозу и кратность применения (два раза в день).

Взаимодействие. Антациды, содержащие магний и алюминий, тормозят всасывание противоэпилептических средств, поэтому последние назначают за 2—3 ч до приема антацидов.

В случае появления признаков гиповитаминоза Bс, К, D, B12 целесообразно вместе с противоэпилептическими средствами назначать названные витамины. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что большие дозы витамина Bc (фолиевой кислоты) могут ослабить лечебный эффект противоэпилептических препаратов и способствовать учащению эпилептических припадков.

Некоторые противоэпилептические препараты (например, дифенин, вальпроат натрия и кальция, карбамазепин), поступая в кровь, почти полностью связываются с белками плазмы крови. Их могут вытеснять, увеличивая свободную фракцию препаратов в крови, вещества, у которых степень такой связи выше: нестероидные противовоспалительные средства, сульфаниламиды и др. Необходимо подчеркнуть, что одно противоэпилептическое средство может вытеснять другое. Рассматриваемое взаимодействие проявляется особенно сильно при сочетании дифенина с вальпроатом натрия, прогабидом или фелбаматом. Теоретически вытеснение дефинина из связи с белками плазмы крови должно привести к развитию нежелательных реакций (см. ниже) или к усилению терапевтического эффекта. Практически этого не происходит, поскольку дифенин в основном находится в тканях, и возрастание его свободной фракции в крови, где дифенина мало, несущественно повышает концентрацию препарата около рецепторов.

Торможение биотрансформации противоэпилептических средств возникает при их совместном назначении с изониазидом, сульфаниламидами (особенно содержащими триметоприм), диакарбом, кумаринами (неодикумарин и др.), флуконазолом, циметидином, амиодароном, нейролептиками (производные фенотиазинового ряда), левомицетином и некоторыми другими препаратами. Особенно существенно повышается концентрация дифенина в крови под влиянием изониазида и диакарба, а фенобарбитала и ламотриджина — при совместном назначении с вальпроатом натрия. В этих случаях признаки интоксикации встречаются в несколько раз чаще, чем при назначении одного дифенина, фенобарбитала или ламотриджина.

Дифенин, фенобарбитал, гексамидин и карбамазепин являются стимуляторами печеночных ферментов, они увеличивают биотрансформацию других противоэпилептических средств. Это, однако, имеет малое клиническое значение, так как уменьшение противоэпилептического действия данного препарата компенсируется эффектом от добавления другого препарата. Более практически значимым является увеличение биотрансформации лекарственных средств из других фармакологических групп, например теофиллииа, непрямых антикоагулянтов, химидина, витаминов D, К, Bc, B12, дигитоксина, лидокаина, левомицетина, доксициклина, миноциклина, рифампицина, циклоспорина, аминазина, амитриптилина, гормональных контрацептивов, глюкокортикоидов, нестероидных противовоспалительных средств (парацетамола, бутадиона и др.).

Вещества, которые могут подщелачивать мочу, снижают реабсорбцию фенобарбитала и этим увеличивают скорость экскреции его с мочой. Этот факт послужил основанием для назначения натрия гидрокарбоната при интоксикациях фенобарбиталом.

Следует отметить, что одновременное применение карбамазенина с прогабидом или фелбаматом приводит к повышению соотношения эпоксидкарбамазепина, а следовательно, увеличивает опасность появления нейротоксических эффектов.

Нежелательные эффекты

• Вялость, сонливость, головная боль, нарушение памяти и познавательных функций, атаксия, тремор, нистагм, диплопия, психические расстройства, депрессия, психозы, снижение либидо, двигательная расторможенность, провокация эпилептических припадков, увеличение массы тела.

• Остеопатия, геморрагия, мегалобластная анемия, нарушения полового развития (результат повышения активности печеночных ферментов ).

• Диспепсические расстройства (анорексия, тошнота, рвота, диарея).

• Гиперплазия десен (при использовании дифенина).

• Гематотоксичность (лейкопения, тромбоцитопения, гипопластическая анемия, агранулоцитоз).

• Гепато- и нефротоксичность.

• Нарушение функции поджелудочной железы (при использовании вальпроатов).

• Нарушение порфиринового обмена (при использовании барбитуратов у больных с наследственным нарушением обмена веществ).

• Аллергические реакции (чаще — сыпь).

• Мышечная дистрофия, кардиомиопатия, синдром дыхательных расстройств у новорожденных, родившихся от матерей, принимавших вальпроат; последний нарушает утилизацию карнитина.

• Отеки (при использовании карбамазепина из-за увеличения секреции антидиуретического гормона).

• Тератогенность. Основные аномалии — пороки сердца, расщелина нёба или губы, нарушение формирования скелета, микроцефалия. Эти аномалии впервые были описаны после приема дифенина (дифенилгидантоина), поэтому именуются гидантоиновым синдромом плода. В дополнение к вышеназванным аномалиям, так называемый гидантоиновый синдром плода состоит из многочисленных минорных аномалий, таких, как косоглазие, птоз, широкие дистальные фаланги, гипоплазия костей, гипервытянутые суставы, артериальная гипотензия, грыжа, косолапость, ненормальная дерматоглифика.

Особый вариант тератогенности возникает при использовании триметина (триметадиона). Фетальный триметадионовый синдром характеризуется: v-образными бровями, эпикантом, дисфонией, недоразвитием низко расположенных ушных раковин, пороками развития сердца, пищевода, трахеи, верхнего нёба и зубов, гирсутизмом, так же, как при гидантоиновом синдроме, задержкой внутриутробного роста, а в последующие годы нарушением умственного развития и речи, пороками сердца, но без аномалий развития пальцев,

У ребенка, родившегося от матери, принимавшей противоэпилептические средства в период беременности, можно обнаружить: сразу после родов — судороги (синдром лишения); в первые дни жизни — угнетение безусловных рефлексов (сосания, глотания), синдром дыхательных расстройств, кардиомиопатию, мышечную дистрофию; с 3—4 лет жизни нарушения психического развития; с 16—20 лет — сексопсихические расстройства.

Критерии оценки эффективности и безопасности применения противоэпилентических средств

Лабораторные:

— определение терапевтической концентрации препаратов в плазме крови (для фенобарбитала — 15—40 мкг/мл; гексамидина — 5—15 мкг/мл; дифенина — 5—20 мкг/мл; этосуксимида, вальпроата натрия и кальция — 50—100 мкг/мл; карбамазепина — 4—10 мкг/мл; клоназепама — 0,01—0,08 мкг/мл, фелбамата — 30—130 мкг/мл);

— определение активности аминотрансфераз и щелочной фосфатазы, содержания липидов и холестерина в крови, оценка кислотно основного состояния;

— клинический анализ крови и мочи;

— исследование свертываемости крови и времени кровотечения.

Параклинические:

— электроэнцефалография (увеличение медленно-волновой активности — преимущественно бета-ритма — со снижением фоновых ритмов является свидетельством достижения суточной дозы препарата несколько выше максимально переносимой, требующей ее снижения на одну «ступеньку»). Традиционная электроэнцефалография должна регистрироваться не менее чем на 12 каналах энцефалографа одновременно при расположении электродов по системе «10—20»; параллельно могут использоваться другие каналы для мониторирования ЭКГ, дыхания, миограммы, движений глаз. Анализировать нужно не менее 20 мин качественной записи «фоновой» ЭЭГ;

— функциональные пробы (гипервентиляция или фотостимуляция с параллельной регистрацией ЭЭГ должна осуществляться не менее 5 мин + 1 мин записи после окончания пробы);

— нейроимиджинг (КТ, MPT, SPECT, РЕТ).

Лабораторные и параклинические исследования рекомендуют проводить перед началом лечения и затем не реже 1 раза в 2 месяца.

Клинические: учет динамики состояния больного и нежелательных реакций на препарат.

Показания к применению (общие принципы фармакотерапии эпилепсии)

Современные принципы терапии эпилепсии заключаются в следующем:

Стратегия: приоритет больной (а не припадок или болезнь) и, следовательно, цель улучшение качества жизни (а не влияние на при падок или болезнь).

Другими словами, необходимо обеспечить максимальную индивидуализацию лечения, т. с. «цена лечения», возможные потери для пациента должны быть меньше по сравнению с преимуществом, которое получает больной в результате медикаментозной терапии.

Тактика: монотерапия с применением средств, отвечающих требованиям широты действия или имеющих свою мишень; рациональная поли терапия.

Эффективность влияния противоэпилептических средств на припадки оценивают по следующим критериям: полное прекращение или урежение припадков более чем на 50%; упрощение типа припадка; благоприятное изменение психики.

Важнейший принцип лечения эпилепсии: максимум терапевтической эффективности при минимуме нежелательных проявлений лекарственных средств.

Назначать лекарственные средства после первого эпилептического пароксизма не рекомендуют. Единичный эпилептический приступ, хотя и настораживает относительно возможности развития заболевания, но вовсе не означает наличия у больного эпилепсии. Единичный пароксизм Moжет быть случайным, обусловленным лихорадкой, перегревом, интоксикацией, метаболическими расстройствами и не относится к эпилепсии.

Назначение противоэпилептической терапии после первого приступа возможно только при наличии совокупности следующих признаков: очаговые неврологические симптомы, снижение интеллекта, эпилепсия у родственников, четкие эпилептические паттерны на ЭЭГ.

Лечение начинают с монолекарственной терапии. Преимуществами монотерапии, по сравнению с политерапией, являются:

— высокая клиническая эффективность (полностью прекратить или свести к минимуму припадки удается у 70—80% больных);

— возможность оценить пригодность данного препарата для лечения конкретного больного, подобрать максимально эффективную дозу и режим назначения; врач избегает назначения бесполезных для данного пациента химических соединений;

— меньшая вероятность возникновения побочных реакций в ходе лечения; кроме того, всегда понятно, какой препарат ответствен за появление нежелательных эффектов; облегчается проведение мероприятий по их ликвидации (снижение дозы или отмена данного препарата);

— отсутствие взаимного антагонизма при одновременном применении нескольких противоэпилептических средств.

Для назначения адекватной противоэпилептической терапии необходимо: определить характер припадка у больного; учесть особенности эпилептического синдрома (возраст дебюта, частоту приступов, наличие неврологических симптомов, интеллект), токсичность препарата и возможность появления побочных эффектов.

Выбор противоэпилептического препарата главным образом определяется характером приступов и в значительно меньшей степени — формой эпилепсии.

К препаратам широкого спектра действия относят фенобарбитал (по применяют при абсансах), ламотриджин (не применяют при миоклониях), топирамат, леветирацетам и др.

К противоэпилептическим препаратам, имеющим свою мишень, можно отнести: этосуксимиды, оказывающие антиабсансное действие; вигабатрин, дающий высокий эффект при эпилептических синдромах, возникающих при туберозном склерозе, и т. п.

Если первый выбранный противоэпилептический препарат оказался неэффективным, то его заменяют другим или к нему добавляют второй. Окончательное решение остается за лечащим доктором.

Если первый выбранный противоэпилептический препарат оказался недостаточно действенным, то к нему следует добавить второй препарат, так как полная замена может не только оказаться неэффективной, но и привести к ухудшению состояния больного.

Начинать лечение с политерапии эпилепсии следует при синдроме Леннокса—Гасго, миоклонически-астатической эпилепсии и при так называемых катастрофических эпилепсиях детства.

Важно отметить, что любая, даже адекватно назначенная терапия эпилепсии может оказать отрицательное влияние на припадки: вызвать их учащение, утяжеление или перевести синхронные приступы в асинхронные. В связи с этим, как правило, необходимо медленное титрование противоэпилептических препаратов и слежение за динамикой ЭЭГ у больного, а при возможности и осуществление терапевтического лекарственного мониторинга.

Крайне важно правильно определить суточную дозу противоэпилептического средства для данного больного.

Лечение начинают со стандартной средней возрастной дозы. Ее следует назначать не сразу в полном объеме, а постепенно: первые 3—4 дня — 1—3 дозы, в последующие 3—4 дня добавляют еще 1/3 и лишь затем при отсутствии или недостаточном эффекте переходят на применение всей возрастной дозы.

До достижения стабильного уровня (равновесной концентрации) препарата в плазме крови его суточную дозу лучше назначать в 3—4 приема.

Если нет нежелательных эффектов после достижения постоянного уровня препарата в крови, то следует постепенно повышать дозу до получения первых симптомов интоксикации (седативный эффект, сонливость, атаксия, нистагм, поведенческие нарушения, диплопия, рвота, на ЭЭГ преимущественно бета-ритм), а затем несколько снизить ее, добиваясь исчезновения симптомов интоксикации, но не более того. После этого определяют концентрацию препарата в крови. Определение уровня противоэпилептического средства в плазме крови без использования рекомендуемого выше метода подбора индивидуальной терапевтической дозы (например, после назначения средней возрастной дозы больному) мало информативно и не имеет смысла. Это связано с тем, что даже в случае выявления концентрации, находящейся в пределах терапевтического диапазона, установленного для широкого круга больных, будет неясно, является ли эта концентрация терапевтической для данного больного.

Рекомендуемый метод подбора индивидуальной терапевтической дозы делает необязательной повседневную практику определения уровня противоэпилептических средств в крови больных. Необходимость и этой процедуре возникает в тех случаях, когда неясно, является ли изменение состояния больного (например, заторможенность, рвота и т. п.) проявлением его болезни или интоксикации противоэпилептическими средства ми, а также какое из двух назначаемых лекарств ответственно за возникновение нежелательного эффекта и т. и.

Важные преимущества перед обычными препаратами имеют таблетки с медленным высвобождением активного вещества (производные вальпроевой кислоты депакин-хроно, орфирил-ретард; производные карбамазепина — тегретол ретард, тимонил ретард). При их использовании происходит сглаживание пиковых концентраций препарата в крови, снижается риск нежелательных эффектов и обеспечивается стабильность лечебного действия. Ретардированные лекарственные формы препарата назначают 1 раз в сутки и в той же суточной дозе, что и обычный препарат.

Если максимально переносимая доза препарата достигнута, но приступы не купируются в течение 1 месяца, постепенно вводят препарат второ го, а затем третьего ряда, а предыдущий постепенно отменяют.

Во избежание учащения припадков необходимо следить за тем, чтобы между препаратами, назначаемыми вновь и ранее применявшимися, сохранялись соотношения доз, эквивалентные по силе действия. Для раз пых препаратов эти соотношения различны. Например, эквивалентные соотношения доз некоторых препаратов к дозам фенобарбитала (принятым за 1) составляют для дифенина примерно 1,4:1, для гексамидина — 3:1, для бензонала — 2:1, для хлоракона — 15:1.

Замену противоэпилептических средств необходимо проводить постепенно в течение 1—2 недель и дольше. Особое внимание ввиду наличия выраженного синдрома отмены должно быть обращено на барбитураты и бензодиазепины.

Если при последовательной монотерапии различными противоэпилептическими препаратами в субтоксических дозах приступы не купируются, значит, у больного истинная лекарственная резистентность . Пocледняя чаще возникает при раннем дебюте эпилепсии, серийности эпилептических пароксизмов, сложных парциальных приступах, наличии у больного частых (более четырех в месяц) припадков или нескольких типов пароксизмов, снижении интеллекта, дисгенезии мозга.

Наличие лекарственной резистентности является показанием для па значения политерапии (как правило, не более двух, иногда трех препаратов). При этом следует подчеркнуть, что комбинируют противоэпилептические препараты с разной фармакодинамикой и в соответствии со спектром их действия, причем берут те препараты, которые позволили добиться максимального уменьшения частоты припадков при монотерапии; следует избегать комбинаций препаратов, имеющих выраженный седативный эффект и отрицательно влияющих на познавательные функции; при одновременном назначении нескольких лекарственных средств важно учитывать возможные фармакокинетические взаимодействия между ними.

При неэффективности политерапии или появлении выраженных побочных реакций необходимо возвратиться к монотерапии и назначить препараты из других фармакологических групп, обладающие противоэпилептическими свойствами (например, диакарб, аллонурннол, дигоксин, бемитил, АКТГ, преднизолон, альфа-токоферол и др.). В случае, если болезнь принимает торпидный характер и не поддается медикаментозному лечению, применяют электролизис или удаление определенных участков мозга.

При получении хорошего лечебного эффекта от фармакотерапии необходимо решить вопрос об отмене лекарственных средств. При этом принимают во внимание следующие факторы: особенности эпилептического синдрома, возраст дебюта заболевания, частоту эпилептических пароксизмов, характер изменений ЭЭГ, нервно-психический статус. Основным критерием для отмены противоэпилептической терапии является отсутствие пароксизмов. Нормализация ЭЭГ не имеет решающего значения.

При многих симптоматических эпилепсиях (эпилепсия с миоклоническими абсансами, миоклонически-астатическая эпилепсия, синдром Леннокса—Гасто, симптоматическая парциальная эпилепсия и т. д.) бесприступный период должен составлять не менее 4 лет.

При большинстве идиопатических (доброкачественных) эпилепсий (роландическая, детская абсансная, ювенильная абсансная и др.) отмена противоэпилептической терапии возможна через 2 года с момента прекращения приступов.

Преждевременное прекращение лечения ведет к рецидиву эпилепсии. Ho многих случаях больные вынуждены принимать противоэпилептические средства пожизненно.

Отменять терапию следует постепенно (во избежание развития припадков вплоть до эпилептического статуса), в течение 3—6 месяцев, под контролем ЭЭГ, медленно уменьшая дозу препаратов. Если в течение следующего года, прошедшего без терапии, приступы и изменения на ЭЭГ не возобновляются, то больной считается практически здоровым.

Наконец, следует отметить, что некоторые противоэпилептические препараты (габапентин, ламотриджин, карбамазепин) применяют при невропатических дизестерических болях.