Пептиды-миорелаксанты

13.05.2017
Пептиды-миорелаксанты (син. - пептиды-ботуломиметики) блокируют передачу сигнала о сокращении мышц с нервного окончания на мышечное волокно, однако механизм их действия иной, нежели у ботулинического токсина типа А.
Мимические мышцы вносят существенный вклад в формирование морщин. В результате поисков безопасных альтернатив инъекциям ботулотоксина появилась особая категория косметических препаратов, ослабляющих интенсивность мимики. В роли активного начала в них выступают пептиды-ботуломиметики, способные блокировать передачу сигнала о сокращении с нервного окончания на мышечное волокно. По сути, речь идет о параличе отдельных мышц, но только в гораздо более мягкой форме, нежели паралич, наступающий при действии паралитических ядов (рис. II-2-6).

Первым в списке «косметических аналогов ботокса» значится пептид Argireline (INCI: Acetyl Hexapeptide-8, предыдущее название — Acetyl Hexapeptide-З). Появившись в начале 2000-х гг., он быстро завоевал популярность — сегодня его можно встретить в составе многих косметических средств, нацеленных на борьбу с мимическими морщинами. Шесть аминокислот аргирелина повторяют участок белка SNAP25, необходимого для связывания синаптического пузырька аксона с пресинаптической мембраной. В аксоне аргирелин конкурирует с белком SNAP25 и встраивается вместо него во временный белковый комплекс SNARE — этот комплекс формируется из нескольких мембранных белков непосредственно перед связыванием пузырька с мембраной и необходим для успешного экзоцитоза. Дефектный комплекс не может обеспечить необходимый контакт пузырька с мембраной, в результате не происходит выброса медиатора в синаптическую щель. А значит, мышца не получает сигнал о сокращении и продолжает находиться в расслабленном состоянии.
Позже появились удлиненные версии аргирелина — SNAP-7 (INCI: Acetyl Heptapeptide-4) и SNAP-8 (INCI: Acetyl Octapeptide-3). Эти пептиды, состоящие из 7 и 8 аминокислот соответственно, действуют аналогично аргирелину.
Дальнейшие исследования в этом направлении привели к созданию пептидов, также препятствующих нейромышечной передаче, но иным образом. Пентапептид Leuphasyl (INCI: Pentapeptide-18) имитирует действие энкефалина — уменьшает возбуждение в нейроне, ингибируя поток ионов кальция через мембрану, и снижает Са2+-зависимый выброс медиатора.
На уровне постсинаптической мембраны «работают» сразу несколько пептидов — Vialox (INCI: Pentapeptide-З), Syn-ake (INCI: Dipeptide Diaminobutyroyl Benzylamide Diacetate), Inyline (INCI: Acetyl Hexapeptide-25). Все они блокируют ацетилхолиновый рецептор AChR, активация которого приводит к поступлению внутрь мышечной клетки ионов натрия, необходимых для поляризации мембраны и запуска процесса сокращения.
Несмотря на то что способы блокады ацетилхолинового рецептора у пептидов-миорелаксантов разные, результат один: закрытый рецептор — нет потока натрия — нет поляризации — нет мышечного сокращения.
Проблема доставки пептидов-миорелаксантов стоит с особенной остротой. Для того чтобы они могли осуществить свое действие, им недостаточно проникнуть в эпидермис, они должны достичь нервных окончаний и мышечных клеток. Поэтому в рецептуры готовых продуктов включают системы трансдермальной доставки и энхансеры.
Следует помнить, что пептиды «с эффектом ботокса» эффективны лишь в случае мимических морщин, но бессильны против морщин, возникающих из-за структурного «ослабления» кожной ткани. Поэтому в современных косметических средствах «против морщин» их комбинируют с ремоделирующими пептидами, улучшающими качество дермального матрикса и биомеханические свойства кожи.