«Как мертвый роговой слой стал живым»

14.05.2017
Корнеология (или корнеобиология) - это наука о роговом слое как об основном кожном барьере.
Исследования в этой области сосредоточены на анатомии, физиологии и биологии рогового слоя. И хотя в экспериментах используются животные модели, основные усилия сконцентрированы на роговом слое человека, который имеет свои особенности и однозначно отличается от других млекопитающих.
Корнеология включает очень широкую сферу знаний и пересекается с иммунологией, эндокринологией, нейробиологией и психологией. Доказана взаимосвязь барьерных структур нашей кожи с работой центральной нервной системы, и эта сфера привлекает внимание ученых из самых разных дисциплин, в том числе молекулярной биологии, анатомии, физиологии, фармакологии, генетики, психологии и других наук.
Корнеология — это современная наука, развитие которой связано с именем американского дерматолога и ученого Альберта Клигмана (Albert Kligman). Именно он в начале 1970-х гг. высказал идею о том, что роговой слой является главным барьером нашей кожи. Ho в тот момент большинство ученых эту идею не поддержали, на роговой слой смотрели как на мертвую, инертную и пассивную оболочку — что-то типа полиэтиленовой пленки, в которую заворачивают продукты, чтобы те не запачкались и не высохли. Потребовалось почти 25 лет, чтобы доказать обратное — роговой слой, хотя и состоит из мертвых клеток, активен и изменчив, и его функции настолько разнообразны, что называть его мертвым несправедливо.
«Как мертвый роговой слой стал живым»

Непреложной истиной в дерматологии считалось утверждение, что единственная функция рогового слоя — обеспечение непроницаемого барьера для выхода и проникновения внутрь различных веществ и особенно токсичных экзогенных химических соединений. Синонимом рогового слоя был термин «барьер», который до сих пор остается популярным. Ho уже не единственным, поскольку доказана роль рогового слоя в поддержании кожного гомеостаза.
Для книги «Кожный барьер», вышедшей в свет в 2006 г., Клигман подготовил краткий исторический очерк развития корнеологии, которому дал очень емкое название — «Как мертвый роговой слой стал живым». В нем Клигман отразил эволюцию корнеологии, которая в конце концов вылилась в революцию в дерматологии и в корне поменяла подходы к лечению кожных заболеваний и симптомов.
Ни одна область биологии кожи не привлекала большего внимания исследователей, чем биология рогового слоя. Множество исследований в последние несколько десятилетий показали, что роговой слой является очень сложной, динамически изменяющейся тканью со множеством функций, опирающихся на высокоорганизованные ферментативные процессы. Так что роговой слой выглядит очень даже живым.