Метаболические нарушения при нефротическом синдроме

23.01.2018
Ярким признаком HC является гиперлипидемия. Для нефротической гиперлипидемии характерно в первую очередь увеличение общего и эстерифицированного холестерина (липопротеиды низкой плотности, апоВ). При выраженном HC повышается и уровень триглицеридов (липопротеиды очень низкой плотности). Содержание липопротеидов высокой плотности (ЛВП) чаще нормально или снижено.

Концентрация неэстерифицированных жирных кислот обычно не изменена. Однако в целом их метаболизм, по всей видимости, нарушен, так как в результате гипоальбуминемии значительная часть жирных кислот транспортируется несвязанными, что в свою очередь отражается на обмене липопротеинов.

Тяжесть нефротической гиперлипидемии нередко определяется нозологической формой ГН (например, менее выражена при НС, обусловленном люпус-нефритом), течением HC (особенно высока при персистирующем течении), приемом глюкокортикостероидов.

Механизм развития нефротической гиперлипидемии полностью не выяснен. Наиболее распространенной в настоящее время является теория о ведущей роли гипоальбуминемии, стимулирующей при HC увеличение синтеза как белка, так и липопротеинов. В дальнейшем белок теряется с мочой, а гиперлипопротеинемия сохраняется. Эта теория подтверждается обнаруживаемой многими авторами связью выраженности нефротической гиперлипидемии с гипоальбуминемией. В реализации этого механизма имеет значение изменение двух факторов на пути синтеза в печени холестерина — увеличения активности ГМГ-КоА-редуктазы и снижения катаболизма мевалоната.

Наряду с мнением о гиперпродукции липопротеинов существует теория, отводящая основную роль нарушению их катаболизма, что связывают в первую очередь со снижением активности липопротеин-липазы вследствие потери с мочой ее активаторов. Это подтверждается снижением содержания липидов в крови, сопровождающим уменьшение протеинурии при неизменном уровне альбумина крови у больных с НС, леченных иАПФ.

Клиническое значение нефротической гиперлипидемии определяется ее атерогенным эффектом и вкладом в прогрессирование повреждения почек. Возможность ускоренного развития атеросклероза на фоне нефротической гиперлипидемии до настоящего времени подвергается сомнению ввиду отсутствия убедительных проспективных исследований. Вместе с тем существуют клинические подтверждения атеросклеротического повреждения аорты даже у 5-месячных детей. Представляют интерес результаты J.D. Ordonez и соавт., сопоставивших частоту тяжелых проявлений ишемической болезни сердца в группе из 142 больных с HG, каждый из которых имел пару среди 142 лиц контрольной группы. Авторами установлено, что при HC частота инфарктов миокарда (11 случаев) и смертей от осложнений ишемической болезни сердца (7 случаев) была значительно выше, чем в контрольной группе (соответственно 4 и 3 случая).

Морфологические маркеры липидогенных воздействий на почки представлены крупными внутриклеточными липидными включениями в ряде случаев с формированием пенистых клеток. По данным Н.И. Неверова, помимо гиперлипидемии, появление гломерулярных липидогенных маркеров определяется морфологической картиной нефропатии. Так, они почти всегда обнаруживаются в случаях нефротической гиперлипидемии, обусловленной так называемыми невоспалительными нефропатиями (минимальные изменения клубочков, мембранозная нефропатия, ФСГС). Внутриклеточное и внеклеточное накопление липидов в структурах клубочка стимулирует пролиферативные и склеротические процессы. Вероятность такого механизма подтверждена корреляциями между выраженностью липидогенных морфологических изменений и интенсивностью склеротических (избыточное накопление коллагена IV типа, появление коллагенов I и III типов) и пресклеротических (утолщение ГБМ, накопление мезангиального матрикса) процессов в клубочке.

Характерным признаком HC является нарушение метаболизма витамина D и связанного с ним фосфорно-кальциевого обмена. Эти нарушения выражаются в гипокальциемии (главным образом за счет белковосвязанного кальция, но также и его ионизированной фракции), гипокальциурии с клиническими признаками тетании (чаще у детей), остеопороза и остеомаляции. В основе этих нарушений лежит дефицит одного или нескольких метаболитов витамина D. Один из метаболитов (25-гидроксивитамин D) циркулирует в крови вместе с а-глобулином, витамин-D-связывающим белком и при нарушенной проницаемости ГБМ выходит в клубочковый фильтрат. Дигидроксилированные метаболиты [в основном 1,25а(ОH)2D3] образуются в проксимальных канальцах, и при массивной протеинурии, ведущей к поражению канальцев, их синтез снижается. Дефицит метаболитов витамина D ведет к развитию резистентности скелета к кальциймобилизующему действию паратгормона и нарушению всасывания кальция в кишечнике и тем самым к снижению ионизированного кальция. Большое значение имеет снижение связанного с белком кальция, обусловленное гипоальбуминемией. Снижение содержания ионизированного кальция стимулирует активность паращитовидных желез с развитием вторичного гиперпаратиреоза.

У части больных с HC выявляется диабетоподобный ответ на нагрузку глюкозой, а также повышение экскреции инсулина, а в крови — количества гормона роста. Эти расстройства чаще наблюдались у больных мембранозной нефропатией и фокально-гломерулярным склерозом. Нередко обнаруживается гипогликемия натощак одновременно с базальной гиперинсулинемией; гликемические кривые у этих больных уплощенные, резко замедленные.

В наших наблюдениях уровень иммунореактивного инсулина (ИРИ) был максимально высоким (24,0 мкед U/мл) в сыворотке крови больных с нефротическим синдромом по сравнению с показателем ИРИ у доноров (17,0 мкед U/мл), у больных с изолированным мочевым синдромом (19,0 мкед U/мл) и у больных с ХПН (22,0). Это позволило предположить, что при НС, характеризующемся усиленным липолизом, гиперлипидемией и катаболизмом, имеет место реактивный усиленный синтез инсулина как важнейшего гормона антилиполиза, липогенеза и анаболизма — своего рода адаптивная реакция поджелудочной железы. Тот факт, что базальная гиперинсулинемия при HC была достоверно выше (30) у больных с благоприятным прогнозом по сравнению с больными, имевшими плохой прогноз (21,0 мкед U/мл), позволяет рассматривать ее как компенсаторный позитивный признак.

При HC изменяются состав и количественное соотношение основных микроэлементов как в плазме крови, так и в клеточных элементах. В частности, могут выявляться резко выраженная гипоцинкемия, пониженное содержание железа и кобальта, на фоне чего развиваются анемия, тяжелые дистрофические изменения кожи и ее дериватов, отставание в росте детей с длительно существующим НС.

У больных с массивной протеинурией иногда могут быть различные расстройства функции проксимальных канальцев — аминоацидурия, глюкозурия, фосфатурия, почечный канальцевый ацидоз; в редких случаях эти расстройства сочетаются, давая клиническую картину синдрома Фанкони.