Трансплантация почки

26.01.2018
Почка — первый орган, трансплантированный в эксперименте, а затем и в клинике. Экспериментальная трансплантация почки впервые была выполнена Е. Ulmann на собаках в 1902 г. За ней последовали операции M. Jaboulay и A. Carel. Два последующих десятилетия характеризовались робкими и безуспешными попытками аллогенных и ксеногенных экспериментальных пересадок почки. Однако даже безуспешные эти операции, с одной стороны, знаменовали собой открытие в хирургии — разработку техники сосудистого шва, а с другой — они привели к выводу о существовании некоего биологического барьера, препятствующего успеху трансплантации. Важнейшим событием этого периода стала первая в мире аллотрансплантация трупной почки человеку, выполненная в 1933 г. советским хирургом Ю.Ю. Вороным. Однако, несмотря на проходимость сосудов, трансплантированная почка не функционировала. В 1946 г. в Бостонском госпитале группой американских врачей под руководством М. Hufnagel была предпринята попытка аллотрансплантации трупной почки на сосуды руки больной с острой почечной недостаточностью. На этот раз функция пересаженной почки, хотя и кратковременная, способствовала выздоровлению пациентки. Это событие стимулировало в начале 50-х годов интерес к трансплантации и диализу.

В тот же период две группы в Париже и Бостоне одновременно начали трансплантации почки в клинике. Даже при отсутствии иммуносупрессии иногда они давали кратковременный эффект. Парижская серия включала первый случай пересадки почки от живого родственного донора, которая, однако, закончилась необратимым отторжением на 22-й день. Неудачи вновь ослабили интерес к трансплантации почки в клинике. Однако 23 декабря 1954 г. в Бостоне была выполнена первая трансплантация почки от однояйцевого близнеца. Как и последующие подобные, она оказалась успешной. И часть реципиентов, оперированных еще в то время, вот уже более 3 десятилетий сохраняет вполне удовлетворительное состояние.

Первые попытки подавления иммунитета при трансплантации, предпринятые в 1959—1962 гг., состояли в тотальном облучении тела реципиента. В 1961 г. с этой целью был применен имуран, с 1963 г. этот препарат стали сочетать с преднизолоном, что стало стандартным при трансплантации. В сочетании с подбором пар донор — реципиент по лейкоцитарным антигенам системы HLA это способствовало значительному улучшению результатов операции.

Середина 60-х годов стала периодом оптимизма, связанного с прогрессом гемодиализа, широким внедрением в клиническую практику тканевого типирования и предварительной перекрестной пробы между лейкоцитами донора и сывороткой реципиента. В эти годы во всем мире увеличилось количество операций с использованием органов как от живого, так и от трупного донора, результаты этих операций улучшились. Прогресс 70-х годов связан с разработкой консервирующих растворов, распространением концепции смерти мозга и дальнейшим совершенствованием иммуносупрессии. В этот период летальность реципиентов и связанный с этим риск операции существенно снизились, но срок выживания трансплантатов все еще оставался невысоким. Через 1 год после операции функционировало лишь 40—50 % из них. Конец 70-х годов отмечен двумя важнейшими открытиями, которые стали началом современной эры клинической трансплантации почки и других жизненно важных органов. В 1978 г. R.Calne впервые использовал в клинике циклоспорин А (ЦсА). Одновременно была доказана важнейшая роль HLA-DR-совместимости при трансплантации органов, и в первую очередь почки. Внедрение в клиническую практику ЦсА повысило годичную выживаемость трансплантатов на 20—30 %. К концу 1996 г. в мире зарегистрировано более 600 центров трансплантации почки, в которых выполнено более 400 000 операций, а максимальный срок жизни пациента с пересаженной почкой к настоящему времени превысил 34 года.