Этиология и патогенез эндокринных нарушений

15.08.2016
Эндокринная патология возникает как результат органических повреждений или функциональных нарушений, которые касаются синтеза и секреции гормонов, их метаболизма, механизмов действия на клетки и ткани.

По этиологии различают приобретенные и наследственные эндокринные болезни (эндокринопатии). Основными этиологическими факторами являются бактермальные и вирусные инфекции, врожденные хромосомные аномалии, мутации генов, психоэмоциональные травмы, интоксикации, алиментарные факторы, ионизирующее излучение, местные нарушения кровоснабжения (кровоизлияние, тромбоз), поражение опухолевым или воспалительным процессом.

Исключительную роль в возникновении эндокринных болезней играет наследственность. Однако чаще всего речь идет не о доминантном или рецессивном их наследовании, а о предрасположенности к эндокринной патологии, которая может реализоваться в определенных условиях (в частности, сахарный диабет, синдром поликистозных яичников). Примерами врожденных эндокринных нарушений, связанных с хромосомными или генными аномалиями, являются гипогонадизм у мужчин, больных синдромом Клайнфелтера, и ложный гермафродитизм у женщин с адреногенитальным синдромом.

Основные патогенетические формы эндокринных нарушений. В зависимости от патогенеза эндокринопатии она может быть железистой, периферической или дисрегуляторной. При первичном повреждении железы внутренней секреции развивается первичная эндокринная патология, а в случаях, когда органические поражения или функциональные расстройства сначала возникают за ее пределами (например, в гипоталамическом участке мозга), — вторичная. Чаще всего первичная эндокринная патология развивается как аутоиммунный процесс (например, аутоиммунный тиреоидит), опухоль (аденома гипофиза, кортикостерома), некроз или кровоизлияние, врожденные пороки биосинтеза гормонов (врожденная гиперплазия коркового вещества надпочечников).

В возникновении вторичной эндокринной патологии преимущественное значение имеют расстройства нейрогормональной регуляции секреции гормонов (например, недостаточная продукция соматолиберина гипоталамусом при карликовости). К группе вторичных гормональных нарушений относятся и периферические, т. е. развивающиеся как результат нарушения рецепции, метаболизма гормонов или связывания их с белками плазмы крови.

В основе патогенеза большинства эндокринных болезней лежит недостаточная (гипофункция) или чрезмерная (гиперфункция) активность эндокринных желез и клеток. Эти понятия касаются не только желез внутренней секреции, но и отдельных гормонов. Речь идет о том, что любая железа является источником двух или большего числа гормонов. В одном лишь гипофизе вырабатывается не менее 10 различных гормонов белковой природы. Из коркового вещества надпочечников выделены около 50 стероидных соединений, многие из которых обладают гормональной активностью. При тотальном поражении железы вследствие кровоизлияния или воспалительного процесса прекращается или ослабляется продукция всех гормонов. Например, некроз передней доли гипофиза (аденогипофиза) приводит к генерализованной аденогипофизарной недостаточности. Тем не менее известно немало эндокринных расстройств, характеризующихся изолированным нарушением секреции того или иного гормона, которое определяют как парциальную (частичную) эндокринную гипер- или гипофункцию. Это видно на примере болезни Иценко—Кушинга, обусловленной избыточной секрецией кортикотропина (адренокортикотропного гормона), и синдрома Кальмана, т. е. врожденного вторичного гипогонадизма, когда изолированный недостаточный синтез лютропина аденогипофизом является причиной слабого развития половых органов и вторичных половых признаков.

Понятие эндокринной гипо- или гиперфункции не исчерпывает всего многообразия эндокринопатий, течение некоторых из них происходит по типу дисфункции. Она обусловлена разнонаправленными изменениями синтеза гормонов и близких к ним физиологически активных соединений в одном и том же эндокринном органе или же образованием и поступлением в кровь аномальных по молекулярному строению и биологическим свойствам гормональных веществ. Так, патогенез врожденного адреногенитального синдрома, который приводит к развитию женского ложного гермафродитизма, связан с блокадой определенных ферментов биосинтеза стероидов в корковом веществе надпочечников. Это обусловливает резкое угнетение образования кортизола (гидрокортизона) с дальнейшим усилением продукции надпочечных андрогенов. Аденогипофиз может вырабатывать структурно измененные белковые гормоны, что вызывает полную или частичную потерю ими специфической биологической активности.

Подобно большинству других болезней, эндокринные болезни протекают в острой или хронической форме.

По морфологическим признакам — количеству пораженных патологией эндокринных желез — эндокринопатии бывают моногландулярными и, реже, полигландулярными.

Патогенез эндокринных нарушений изучают на экспериментальных моделях, создаваемых на лабораторных животных посредством удаления, разрушения желез, введения гормональных и фармакологических веществ, которые избирательно влияют на синтез, транспорт, секрецию гормонов или их взаимодействие с клетками-мишенями. В последнее время значительное распространение приобретают так называемые альтернативные методы: исследование in vitro (“в стеклянной посуде”) на культивированных эндокринных клетках человека и животных, компьютерное моделирование и др., что позволяет сохранить жизнь многим животным. Немало данных о патогенезе эндокринных нарушений получено во время проведения исследований на больных, чему способствовало появление высокочувствительных гормональных методик.

Роль эндокринных взаимосвязей в патогенезе эндокринопатий. Все звенья эндокринной системы функционируют в тесной взаимосвязи. Прямое стимулирующее действие гипофизарных тропных гормонов на подчиненные эндокринные железы (тиротропина — на щитовидную железу, кортикотропина — на корковое вещество надпочечников, гонадотропинов — на половые железы) отображает так называемые вертикальные регуляторные связи в эндокринной системе. Кроме них существует эндокринная регуляция по горизонтальному типу. В частности эстрогены яичников стимулируют образование тиреоидных гормонов в щитовидной железе (дистантное действие), а инсулин, который образуется в β-эндокриноцитах островков поджелудочной железы, угнетает секрецию глюкагона в расположенных вблизи α-эндокриноцитах (паракринная регуляция). Поэтому нарушение функции одной эндокринной железы неизбежно обусловливает цепную реакцию гормональных изменений. Так возникают сочетанные (коррелятивные) эндокринные нарушения, недостаточность половых желез при сахарном диабете, функциональное перенапряжение, а затем истощение p-эндокриноцитов островков поджелудочной железы при гиперфункции коркового или мозгового вещества надпочечников. В эксперименте удаление щитовидной железы вызывает угнетение активности половых желез и коркового вещества надпочечников. После кастрации развивается гипертрофия коркового вещества надпочечников. К этому типу эндокринопатий относится также сочетание гиперандрогении с гиперинсулинемией и инсулинорезистентностью у больных с синдромом Штейна—Левенталя, для которого харакгерны поликистоз яичников, аменорея, ожирение, бесплодие.

Реакция эндокринной железы на первичное повреждение другого звена эндокринной системы нередко является компенсаторной и направлена на сохранение гомеостаза.

Гормоны подразделяют на синергисты, которые влияют на физиологические и биохимические процессы в одинаковом направлении, и антагонисты, которые действуют противоположно. Так, гипогликемический эффект инсулина можно нейтрализовать введением кортизола или адреналина. Если у собак с удаленной поджелудочной железой удалить и надпочечники, проявления сахарного диабета будут значительно слабее. Некоторые гормоны характеризуются однонаправленным влиянием на обмен веществ (например, адреналин и глюкагон, обусловливающие гипергликемию).

Такое деление гормонов в значительной мере условно. Хотя инсулин и кортизол по-разному влияют на уровень глюкозы в крови, их совместное действие направлено на улучшение снабжения тканей углеводами: кортизол способствует повышению концентрации глюкозы в крови, инсулин облегчает проникновение ее вглубь клетки. Глюкокортикоиды и соматотропин (гормон роста) действуют как антагонисты относительно белкового обмена: первые способствуют расщеплению белков, тогда как второй обладает анаболическим свойством. Тем не менее по влиянию на энергетический обмен их можно назвать синергистами, так как глюкокортикоиды вызывают гипергликемию, а соматотропин оказывает липолитическое действие, т. е. общий эффект этих гормонов заключается в усилении окисления углеводов и жиров.

Соотношение гормонов — антагонистов и синергистов — занимает основное место в патогенезе некоторых эндокринных расстройств. Так, нарушение толерантности к глюкозе и гипергликемия могут развиться в результате усиленного выделения антагонистов инсулина: глюкагона, соматотропина или глюкокортикоидов.

Роль аутоиммунных процессов в патогенезе эндокринных нарушений. Отклонения в системе иммунного гомеостаза при эндокринных болезнях проявляются образованием антител к антигенам тканей эндокринной железы (например, в щитовидной железе — к тиреоглобулину, рецепторам тиреотропина), других тканей (мышечной и жировой — к рецепторам инсулина) или гормонов, циркулирующих в крови. Изменяются также количество и функциональное состояние T- и В-лимфоцитов, циркулирующих иммунных комплексов. Примером аутоиммунного заболевания является аутоиммунный тиреоидит, к которому приводит повреждение щитовидной железы органоспецифическими антителами. После травмы яичка иногда развивается аутоиммунный орхит, обусловленный нарушением проницаемости гематотестикулярного барьера.

Если аллергическая реакция активирует секреторные клетки железы, следствием аутоагрессии является усиление ее функции. Стимулирующее влияние антител на продукцию гормонов в эксперименте доказано повышением функциональной активности половых желез после введения животным соответствующих цитотоксических сывороток, содержащих антитела к антигенам яичка или яичника, в невысоких дозах.

Аутоантитела к гормонам способны нейтрализовать их биологическую активность. В крови больных нередко обнаруживают антитела к инсулину, соматотропину, тиреотропину.

Основные механизмы эндокринных болезней. Регуляция секреции гормонов направлена на оптимальное обеспечение физиологической потребности организма в гормонах. Она осуществляется гуморальными и нервными путями. Наиболее сложной является организация эндокринной функции в тех случаях, когда секреция гормонов регулируется гипоталамо-гипофизарной системой (схема 33).

В зависимости от уровня поражения эндокринной системы различают следующие механизмы эндокринных болезней: 1) нарушение центральной нервной и нейроэндокринной регуляции эндокринных функций; 2) нарушение синтеза и секреции гормонов; 3) нарушение транспорта, метаболизма и реализации биологического действия гормонов.

Нарушение центральной регуляции эндокринных функций реализуется двумя путями: нервно-проводниковым и нейрогуморальным (нейроэндокринным). Эти же пути задействованы в нормальной регуляции эндокринных функций.

Нервная регуляция может быть прямой и косвенной. Прямая нервная регуляция характерна для секреции гипоталамических рилизинг-гормонов, катехоламинов мозгового вещества надпочечников, эпифизарного мелатонина. Под косвенной регуляцией подразумевают влияние нервной системы на кровоснабжение эндокринной железы, синтез и секрецию тропных гормонов.

Нарушение нервной регуляции нередко приводит к возниковению эндокринопатии. Так, психическая травма может стать причиной развития эндокринного бесплодия, сахарного диабета, тиреотоксикоза. Существование психогенных эндокринопатий подтверждает большое значение ЦНС в патогенезе нарушений деятельности эндокринных желез.

Разрушение или стимуляция определенных участков лимбической системы, ретикулярной формации ствола мозга, промежуточного мозга нарушает секрецию гормонов.

Нарушения нейроэндокринной регуляции обусловлены первичным поражением гипоталамуса или связанных с ним вышерасположенных отделов головного мозга. Именно в гипоталамусе сосредоточены главные центры регуляции секреции гормонов гипофиза и, следовательно, ряда подчиненных ему эндокринных желез. Поэтому при поражении центральных механизмов регуляции могут возникать плюригландулярные (множественные) болезни эндокринной системы.

Нейроэндокринная регуляция осуществляет интеграцию нервных и гормональных сигналов и поддерживает гормональное равновесие по принципу обратных связей. Ее анатомическим субстратом является гипоталамо-гипофизарный комплекс и некоторые внегипоталамические образования: гиппокамп, миндалевидные ядра и др. Как правило, речь идет о саморегуляции деятельности подчиненных гипофизу желез посредством отрицательной обратной связи. Это означает, с одной стороны, что повышение уровня гормона “подчиненной” железы в циркулирующей в организме крови тормозит секрецию соответствующего тропного гормона гипофиза, и таким образом нормализуется функция периферической железы. С другой стороны, ослабление секреции гормона обусловливает автоматическое усиление гипофизарной стимуляции, вследствие чего опять-таки восстанавливается гормональное равновесие (рис. 69).
Этиология и патогенез эндокринных нарушений

Одно из многочисленных экспериментальных доказательств существования отрицательной обратной связи заключается в том, что удаление у крысы или собаки одного надпочечника вызывает повышение секреции кортикотропина, что приводит к гипертрофии оставшейся железы. Длительное введение тестостерона в высоких дозах обусловливает атрофию яичек, а кортизол в аналогичных опытах вызывает атрофию коркового вещества надпочечников. В обоих случаях это связано с угнетением продукции соответствующих тропных гормонов гипофиза.

В отдельных случаях гормон периферической железы способен стимулировать секрецию соответствующего гормона гипофиза (положительная обратная связь). Например, обязательной предпосылкой овуляции (выхода яйцеклетки из фолликула) в яичнике является многократное повышение уровня гонадотропных гормонов в крови, которое происходит благодаря стимулирующему влиянию эстрогенных гормонов яичника на секрецию гонадотропных гормонов.

В нейросекреторных клетках гипоталамуса образуются рилизинг-гормоны (нейрогормоны пептидной структуры), которые стимулируют (либерины) или тормозят (статины) высвобождение гормонов аденогипофиза в кровь. К либеринам относятся кортиколиберин, тиреолиберин, соматолиберин, гонадолиберин, пролакголиберин, меланолиберин, к статинам — соматостатин, меланостатин. Они выделяются из терминалей аксонов нейросекреторных клеток в кровь и через ножку гипофиза попадают в его переднюю и промежуточную доли.

Гормоны вазопрессин и окситоцин, секретируемые в задней доле гипофиза (нейрогипофиза), образуются в крупноклеточных ядрах передней гипоталамической области. Отсюда они по аксонам нейросекреторных клеток поступают в нейрогипофиз, где и депонируются. Переносчиками вазопрессина и окситоцина являются специальные белки — нейрофизины. Секреция рилизинг-гормонов регулируется и модулируется многочисленными нейромедиаторами, нейропептидами, другими регуляторами. К ним относятся нораареналин, серотонин, дофамин, кисспептины, опиоиды, NO, галанин, нейропептид Y и др. Например, доказано, что в регуляции секреции гонадолиберина принимают участие по меньшей мере 25 физиологически активных веществ головного мозга.

Кроме поддержания гормонального равновесия биологическая целесообразность нейроэндокринной регуляторной системы заключается в том, что она осуществляет каскадное усиление нервных сигналов и генерализацию их посредством посылания гормональных сигналов ко всем тканям организма.

Поражение нейроэндокринных структур нарушает гормональное равновесие. Например, поражение надзрительного (супраоптического) и околожелудочкового (паравентрикулярного) ядер гипоталамуса сопровождается нарушением синтеза и транспорта вазопрессина и окситоцина. Нарушения секреции гипофизарных гормонов могут возникать в результате нарушения регуляторных функций эндогенных опиоидов, катехоламинов и других нейромедиаторов.

Нарушение нормального функционирования механизма обратной связи между гипоталамо-гипофизарной системой и подконтрольными ей железами является важнейшим патогенетическим звеном некоторых эндокринных расстройств.

Нарушение скорости образования (синтеза) и выделения (секреции) гормонов — один из главных механизмов возникновения и развития эндокринной патологии. Синтез и секреция гормонов существенно отличаются для производных аминокислот, белково-пептидных, стероидных и других гормонов. Так, синтез гормонов щитовидной железы происходит в составе тиреоглобулина, содержащегося в коллоиде в полости фолликулов, путем присоединения йода к тирозину и конденсации йодированных остатков этой аминокислоты. Затем эпителий фолликулов посредством пиноцитоза поглощает капли коллоида. Процесс гормонообразования завершается протеолитическим расщеплением тиреоглобулина, что обусловливает высвобождение тироксина и трийодтиронина и выделение этих гормонов в кровь.

Белковые (пептидные) гормоны образуются по общеизвестной схеме белкового синтеза вследствие активации соответствующих генов. Как правило, сначала синтезируется крупная молекула препрогормона. Последовательное ферментное расщепление и изменение пространственной конфигурации этой молекулы происходят в цистернах гранулярной (шероховатой) эндоплазматической сети и в комплексе Гольджи, что обусловливает образование сначала прогормона, а затем — собственно гормона.

Начальным субстратом для синтеза стероидных гормонов является холестерин, который поступает в гормонообразующие клетки из крови или синтезируется в них из уксусной кислоты. От молекулы холестерина отделяется боковая цепь, а остаток молекулы подвергается многочисленным химическим модификациям при участии ферментов гладкой эндоплазматической сети. По такой схеме образуются кортикостероиды, эстрогены, андрогены, прогестины.

Стероидные гормоны не задерживаются в железах и поступают в кровь путем обычной диффузии. Белково-пептидные гормоны накапливаются в клетках, где они синтезируются, в виде гранул и секретируются посредством экзоцитоза под влиянием стимулирующих нервных или гуморальных факторов.

Известны определенные ритмы секреции гормонов в зависимости от времени суток, освещения, времени года, колебаний физиологической активности органов и систем. Так, максимальная секреция мелатонина наблюдается ночью в условиях минимального освещения (фотопериодичность). Наиболее высокая концентрация в крови тестостерона, глюкокортикоидов, кортикотропина определяется в утренние часы, гормона роста — в первые ночные часы и т. д. Секреция женских половых гормонов изменяется не только на протяжении суток, но и ежемесячно согласно стадиям менструального цикла.

Местные патологические процессы в эндокринных железах изменяют их функциональную активность. Гипофункция развивается в результате уменьшения массы паренхимы железы (атрофия, некроз), недостаточности ферментных систем и кофакторов биосинтеза гормонов (фолиевая кислота, микроэлементы и др.), блокады механизмов депонирования и секреции. Наоборот, избыточная продукция гормонов (гиперфункция) обусловлена увеличеним массы железистого эпителия (гиперплазия, гипертрофия, доброкачественные и злокачественные опухоли), активацией ферментов биосинтеза гормонов и т. д. Особенностью гормонально активных опухолей желез, которые в нормальных условиях контролируются гипофизом, является их автономность, т. е. независимый характер секреции гормонов. Поэтому замедление секреции соответствующего тропного гормона аденогипофизом по механизму обратной связи не тормозит секрецию гормонов в опухолевых клетках периферической эндокринной железы.

Эндокринная дисфункция нередко является результатом наследственного дефекта ферментов биосинтеза гормонов (адреногенитальный синдром).

Нарушения скорости образования и выделения гормонов могут возникать вследствие изменения чувствительности желез к нервным и гуморальным регуляторам. Так, уменьшение количества рецепторов лютропина на мембранах интерстициальных клеток яичек, вызванное длительной стимуляцией половых желез препаратом этого гонадотропина, обусловливает недостаточный ответ на эндогенный гонадотропин и снижение выработки тестостерона. Избыток прогестерона или андрогенов в крови угнетает чувствительность гонадотропоцитов гипофиза к рилизинг-фактору лютропина. Причиной измененной чувствительности железы может стать нарушение трофической иннервации. Например, после перерезки симпатических нервов изменяется реакция коркового вещества надпочечников на стимуляцию кортикотропином.

Различают абсолютную и относительную недостаточность эндокринных желез. Последняя возникает при повышенной потребности организма в гормонах, тогда как в условиях физиологического покоя показатели секреции гормонов находятся в пределах нормы. Несоответствие продукции кортикостероидов потребностям организма нередко отмечают, например, при бронхиальной астме и других аллергических болезнях.

Неполноценность гормональных резервов определяют с помощью специальных функциональных проб. В частности, нагрузка глюкозой с дальнейшим определением уровня инсулина в крови позволяет выявить у части больных сахарным диабетом истощение резервных возможностей клеток, вырабатывающих инсулин.

Нарушения транспорта, метаболизма и биологического действия гормонов. Эти нарушения формируют внежелезистый механизм эндокринных расстройств, возникающих на фоне нормальной секреции гормонов.

Транспорт гормонов в организме осуществляется биологическими жидкостями (кровью, лимфой, спинномозговой жидкостью). В крови гормоны находятся в свободном состоянии или образуют комплексы с белками. Именно свободные молекулы обладают гормональной активностью, что является важной составляющей гормональной регуляции. Особенно это касается стероидных и тиреоидных гормонов. Например, свободная фракция тиреоидных гормонов составляет лишь 1 % общего содержания их в крови, андрогенов — 1—3 %.

Связывающие (транспортные) белки крови образуются в печени, откуда поступают в кровь. Они избирательно связывают определенные гормоны. Так, транскортин образует комплексы с глюкокортикоидами и прогестинами, тестостерон-эстрадиолсвязывающий глобулин взаимодействует с эстрогенами и андрогенами, тироксинсвязывающий глобулин — с гормонами щитовидной железы и т. д. Именно эти гормоны регулируют интенсивность синтеза в печени соответствующих связывающих белков.

Связывающие белки выполняют не только транспортную функцию. Они образуют депо, из которого гормоны быстро высвобождаются в случае необходимости. Существенная роль белков заключается и в том, что они предохраняют гормоны от преждевременной метаболической деградации и продлевают срок их циркуляции в крови. Кроме того, они связывают избыточное количество гормонов и таким образом предотвращают гормональное “отравление”. Этот защитный механизм срабатывает в частности во время беременности, когда значительно возрастает секреция кортикостероидов, эстрогенов и прогестинов.

Известны гормональные нарушения, обусловленные изменением концентрации связывающих белков плазмы крови. Симптомы гипертиреоза могут развиться в результате снижения концентрации тироксинсвязывающего глобулина. У женщин с признаками вирилизации (рост волос по мужскому типу, низкий голос, недоразвитие вторичных половых признаков) нередко обнаруживают угнетение тестостерон-эстрадиолсвязывающей способности плазмы крови.

Метаболизм и выведение гормонов из организма — важные механизмы сохранения гормонального равновесия. Обычно скорость этих процессов изменяется согласно интенсивности секреции гормонов. Время циркуляции гормонов в сосудистом русле варьирует от нескольких минут (например, для гипоталамических рилизинг-гормонов) до нескольких суток и даже недель (для тиреоидных гормонов).

Метаболические преобразования гормонов происходят в печени, почках, кишечнике и других органах. Белково-пептидные гормоны подвергаются расщеплению протеиназами, тиреоидные — дейодиназами. Стероидные гормоны инактивируются посредством присоединения гидроксильных и других групп.

Метаболизм гормонов сопровождается потерей их активности и образованием водорастворимых соединений, которые легко выводятся с мочой, желчью, слюной. Тем не менее в результате метаболизма гормонов могут синтезироваться новые вещества, которые иногда даже превосходят своего предшественника по силе гормонального действия.

При нарушении процессов метаболизма гормонов (цирроз, гепатит, низкая или высокая активность ферментов метаболизма) также возникают гормональные расстройства.

Реализация биологического действия гормонов начинается с их взаимодействия с соответствующими клеточными рецепторами — белковыми молекулами, которые имеют значительное химическое сродство к определенным гормонам и исключительно или преимущественно взаимодействуют именно с ними. Физиологическая реакция клетки на гормон в значительной мере зависит от количества гормональных рецепторов.

По месту расположения различают мембранные рецепторы, встроенные в клеточную оболочку, и внугриклеточные, которые содержатся в цитоплазме и ядре. С мембранными рецепторами взаимодействуют катехоламины (адреналин, дофамин), белково-пептидные гормоны (инсулин, гипофизарные гормоны). Из мембранных рецепторов гормональные сигналы поступают во внутриклеточные биохимические системы и гены.

Принципиально иными являются механизмы действия стероидных и тиреоидных гормонов. Благодаря малым размерам молекул они легко проникают внутрь клетки, образуя комплексы с соответствующими цитоплазматическими и ядерными рецепторами. Эти рецепторы функционируют как регуляторы активности генов, а роль гормонов состоит в обеспечении целевой доставки рецепторных молекул в соответствующие гены. Недавно выявлено наличие мембранных рецепторов стероидных гормонов, сигналы из которых также поступают в ядро клетки-мишени. Однако некоторые изменения, вызываемые стероидными и тиреоидными гормонами в клетке, не нуждаются в участии ядерного генома. В частности они могут оказывать непосредственное влияние на активность ферментов.

Нарушение гормональной рецепции в клетках обусловливает ряд патологических отклонений. Например, из-за врожденного отсутствия клеточных рецепторов андрогенов у мужчин развивается синдром тестикулярной феминизации. Он характеризуется появлением женских вторичных признаков, несмотря на то что яички продуцируют достаточное количество тестостерона. Гирсутизм (оволосение у женщин по мужскому типу) может быть обусловлен повышенной чувствительностью волосяных фолликулов к эндогенным андрогенам. Известны случаи женского гипогонадизма вследствие нечувствительности яичников к гонадотропным гормонам (синдром резистентных яичников).

Инсулиновые рецепторы ответственны за развитие нечувствительности тканей к инсулину при ожирении, что приводит к возникновению сахарного диабета (схема 34). Повышение уровня инсулина в крови в ответ на гипергликемию, обусловленную чрезмерным употреблением углеводов, уменьшает количество инсулиновых рецепторов. Как следствие, снижается чувствительность тканей к инсулину, что способствует повышению концентрации глюкозы в крови с дальнейшим уменьшением количества инсулиновых рецепторов.
Этиология и патогенез эндокринных нарушений

Таким образом, характер основных проявлений эндокринной патологии (гипо-и гиперфункции) зависит от направленности функциональных изменений (повреждений) на всех уровнях регуляции — от секреции гормонов до реализации их биологического действия (табл. 26).
Этиология и патогенез эндокринных нарушений

Компенсаторно-приспособительные механизмы. В патогенезе эндокринных, как и других болезней, различают, с одной стороны, механизмы повреждения, т. е. возникновение и развитие гормональных нарушений, а с другой — механизмы компенсации и восстановления. К последним относится, например, компенсаторная гипертрофия яичника или яичка после удаления одной железы. Гипертрофия и гиперплазия секреторных клеток коркового вещества надпочечников способны полностью компенсировать ее недостаточность при хирургическом удалении большей части железы. Эти компенсаторные реакции регулируются отрицательной обратной связью гипофиза с периферическими эндокринными органами.

Один из эффективных путей приспособления организма к патологическим нарушениям секреции гормонов заключается в регуляции связывания гормонов белками крови. Так, повышенное связывание глюкокортикоидов с транскортином плазмы, наблюдаемое при надпочечниковой недостаточности, защищает эти гормоны от метаболической деградации и тем самым способствует поддержанию нормальной концентрации их в крови. Устранение неблагоприятного влияния гипо- и гиперсекреции гормонов достигается также изменением активности ферментов печени и других органов, в которых эти гормоны разрушаются и инактивируются.