Торгутский побег

Торгутский побег

16.12.2020

Торгутский побег (каз. Шаңды жорық — «Пыльный поход») — массовое переселение в 1771 году волжских калмыков, среди которых преобладали торгуты, из пределов Российской империи в Цинскую империю.

Причины

Во время правления ханов Дондук-Даши (1741—1761) и Убаши (1761—1771) царское правительство стало проводить политику ограничения ханской власти. В 1760-х годах в Калмыцком ханстве усилились кризисные явления, связанные с колонизацией земель русскими помещиками и крестьянами, сокращением пастбищных угодий, ущемлением прав правящей верхушки, вмешательством царской администрации в калмыцкие дела.

Снежной и морозной зимой 1767—1768 годов в калмыцких улусах начался падёж скота. Бедствия народа усилил Указ 1768 года, запретивший продажу хлеба калмыкам в неустановленных местах. Начался массовый голод. Сокращение территории калмыцких кочевий правительственными указами вызвало истощение пастбищ. В улусах вновь начался падёж скота. После устройства укрепленной Царицынской линии в районе основных кочевий калмыков стали селиться донские казаки. Сужение района кочевий обостряло внутренние отношения в ханстве. В этих условиях распространение получила идея возврата на историческую родину — в Джунгарию, находившуюся на тот момент под властью маньчжурской империи Цин.

Хронология событий

Переселение готовилось в течение ряда лет (1767—1770) торгутскими и хошутскими нойонами, а также высшим буддистским духовенством, которое составило астрологический прогноз, определив благоприятный для переселения год и месяц.

5 января 1771 году нойоны во главе с молодым наместником Калмыцкого ханства Убаши подняли улусы, кочевавшие по левобережью Волги, и начали свой переход на свою историческую родину — в Джунгарию. Их длинный и долгий путь проходил через казахские степи. Калмыки, понимая, каким опасным будет их путь, не считаясь с потерями, старались как можно быстрее достичь пределов империи Цин. Всего вышло 33 000 кибиток или около 180 000 человек.

Для противодействия перекочёвке калмыков правительство Екатерины II разослало циркуляр яицким казакам, губернатору в Оренбург и ханам подвластных казахских жузов. Яицкие казаки не смогли задержать войска хана Убаши, которые сожгли и разгромили форты и крепости недавно созданной Яицкой линии на участке в 70 вёрст (крепости Кулагинскую, Калмыковую в Индерских горах, Сорочиковую (Сарайчиковую) и форпосты: Зеленовский, Атаманский, Красный Яр, Котельный, Харькинов и Гребенщиков) и в течение недели переправляли через Яик (Урал) свои семьи и скот. Некоторым российским отрядам выступить в погоню помешали внутренние причины, такие как Яицкое казачье восстание 1772 года. Тем не менее в феврале в погоню выступил отряд оренбургских казаков, а 12 апреля из Орской крепости вышел регулярный отряд под командованием Траубенберга. Также вышли отряды из некоторых других городов, но их действия не имели успеха из-за позднего реагирования, недостатка продовольствия и фуража.

После переправы по замерзшей Волге, калмыки рассчитывали пройти через степи Младшего и Среднего жузов, выйти к Балхашу и от него через Семиречье пробиться в Джунгарию.

Однако вскоре калмыки потерпели поражение от хана Младшего жуза Нурали, который захватил множество женщин и детей в плен и потребовал от остальных возвращения назад. Калмыцкие тайджи (тайдж – титул феодального владетеля) не подчинились его требованию и продолжали движение в обход кочевий Младшего жуза. Весной калмыки переправились через Тургай и почти без остановок прошли через степь Сарыарка и остановились на реке Шошил у озера Балхаш.

По пути казахи постоянно нападали на калмыков, отбивая мелкие группы от основного потока, захватывали в плен отставших. Калмыки постоянно теряли людей, скот, имущество. Но при этом казахи не пытались навязать калмыкам решающего сражения.

На стоянке у Балхаша калмыки были окружены войском Аблай-хана, собранным заранее для решающего удара по калмыкам. После трехдневных переговоров, калмыки внезапно пошли в атаку и прорвали окружение, бросившись вдоль южного берега Балхаша в Джунгарию. Их преследование и получило название Шанды-Жорык. Небольшая группа под командованием Тинжу-тайджи незаметно выскользнула из-под преследования и двинулась вдоль северного берега Балхаша, по наиболее тяжелому маршруту. Они смогли беспрепятственно пройти почти до самой Джунгарии и были перехвачены только на Или.

Итог этого «торгутского побега» и Шанды-Жорык был таков: в Джунгарию смогли пробиться только около 15-20 тысяч калмыков, которые были приняты цинскими (китайскими) властями и поселены на прежних джунгарских кочевьях.

Основная часть приволжских дербетов и дербетовских нойонов со своими войсками остались на местах своих кочевий на Дону, Волге и Северном Кавказе, так как были не согласны с откочевкой в подданство империи Цин и не хотели покидать привольные пастбища в междуречье Дона и Волги и в степях Северного Кавказа. Кроме них, на местах своих кочевий на Волге и в междуречье Волги и Яика (Урала) осталась часть торгутских и хошутских улусов.

Последствия

Этот поход обернулся национальной трагедией калмыков. В пути небольшой по численности калмыцкий этнос потерял погибшими в боях, от ран, холода, голода, болезней, а также пленными более 100 000 человек, лишился почти всего скота и имущества — основного богатства. Около 15—20 тысяч калмыков достигли цинской границы.